1861 год. «Гудит ветер весьма в поле…»

1861 рік. «Гуде вітер вельми в полі...»

Тараса Шевченко при жизни не чествовали за писательскую и художественную деятельность. И не только потому, что не было формального повода: юбилея, памятной даты и тому подобное. Ведь его творчество к ссылке уместилось в неполных девять лет (1838-1847). Потому что во время десятилетней каторги (1847-1857) наш гений добрую половину (последние ярости лета) вообще не написал ни одной поэтической строки. Следовательно, юбилеев не было, если бы и хотели, потому что из сорока семи прожитых лет Тарас имел возможность творить едва двенадцать. И за такой короткий промежуток успел стать спасителем-пророком своего народа, поэтическим светочем мирового масштаба!.. А если бы творил в свободном Украинском государстве?!.

Впрочем, Шевченко не чествовали прежде всего по причинам бунтарской антицарской, антикріпосницької направленности его пламенной творчества. А также за безграничную любовь к Родине-Украине, к порабощенного украинского народа, которому поэт желал скорейшего освобождения из-под национального и социального гнета. Именно потому он стал врагом номер один империи и подвергся жестоким преследованиям со времени ареста в апреле сорок седьмого года и вплоть до преждевременной смерти, до которой его довели царь Николай и его преемник император Александр. Да и вся тогдашняя российская власть, которая олицетворяла жестокую действительность. Которая убивала все чистое, светлое, все разумное, доброе и вечное вплоть до физического уничтожения. И это есть и на примере Шевченко — его творчества и трагической жизненной судьбы.

Как национальный поэт, который прославлял героические страницы прошлого, гетманов и казачество, волю давней, но еще не забытой Украины, Шевченко нашел внимание, поддержку и уважение даже украинского панства Левобережья. Которое в 1843-1847 годах встречало его в своих имениях как выдающегося человека, талантливого поэта и художника. Но так было лишь до тех пор, пока Тараса Шевченко российские власти не объявили государственным преступником.

Поэтому понятно, что при таких условиях о каком-то публичное, общественное уважение народного певца (например, в 1858 году, когда исполнилось двадцать лет его поэтической деятельности) не могло быть и речи. Хотя какое «двадцатилетие»?.. Когда в нем десять лет несказанно тяжкой неволе-солдатчины.

Оно началось только после смерти украинского Великана. Когда царизм, казалось бы, перестал бояться мертвого поэта. Однако такое продолжалось два-три месяца… И уже с начала перезахоронения нашего Титана на высокой каневской кручи власть снова взялась преследовать Шевченко, запрещая его творчество и даже память о нем.

Но через несколько недель после черного утра 26 февраля 1861 года (дата старого стиля) едва ли не первым чествованием поэта стал литературный вечер 14 апреля в Петербургском университете. Организованный его профессором и большим Шевченковским приятелем Николаем Костомаровым, которому Тарас посвятил до боли страшные строки:

Смотрю: твоя, брат мой,

иметь.

Чернее черной земли

Идет, с креста как будто

снята…

(Написано после ареста участников Кирилло-Мефодиевского братства, во время пребывания в казематах Петропавловской крепости).

Костомаров выступил перед студентами со своими воспоминаниями о Великом Украинце. Они, как и выводы известного историка, были очень смелыми и пророческими. Под горячие аплодисменты благодарных слушателей он заявил, что имя Шевченко — бессмертное. Как и его творчество. Потому что он — непокоренный Прометей, верный сын своего народа. Котором служил до последнего вздоха и отдал за него, за Украину, свою жизнь!..

Второе чествования Великого Поэта состоялось через две недели, 27 апреля 1861 года, литературно-музыкальным утром в зале дворянского собрания в Петербурге (ныне помещение филармонии). Его организовало Общество для пособия нуждающимся литераторам и ученым (более известен как Литературный фонд), основанного осенью 1859 года, и среди его членов-учредителей вместе с известными писателями Иваном Тургеневым и Николаем Некрасовым, а также редактором-журналистом Николаем Чернышевским и другими выдающимися людьми значился и Тарас Шевченко.

Мероприятие предусматривал две цели: почтить память недавно умершего Кобзаря и собрать средства для помощи его родственникам.

Поэтому сначала на нем прозвучало немало теплых, проникновенных слов о знаменитого украинского поэта. Его многие из присутствующих хорошо знал и искренне уважал. Воспоминания, рассказы о встречах с Тарасом никого не оставили равнодушным. Как и следующий благотворительный концерт. О нем следует сказать отдельно и основательно, ведь его организатором и активным действующим лицом стал близкий приятель покойного Тараса («брат-друг мой единственный Семен!..» — так он его называл), выдающийся певец и композитор, артист императорских театров Семен Гулак-Артемовский, которого, к слову, петербургская публика, как и широкая общественность, знали лишь Артемовским.

Но еще раз напомним о назначении концерта — сбор средств для родственников Шевченко. Именно концерт 27 апреля должен был собрать (и собрал) немалую сумму средств, чтобы в ближайшие Тарасу родственники имели за что выкупить у бывшего господина свои земельные наделы. То есть выполнить то, чего не дала сделать Шевченко преждевременная смерть…

Следует сказать, что концерт имел огромный успех!.. В нем прозвучали украинские песни. И именно те, которые знал и любил Великий Кобзарь…

Талантливо пели Семену друзья-коллеги, известные артисты российской оперной сцены Дарья Леонова и Федор Никольский. В первой было замечательное контральто, а у второго (тенор) голос был необыкновенно красивого тембра…

Леонова тогда пропела полны глубокого лиризма песни «Ой выйду я за гайочок» и «Зеленый барвинок»…

Замечательно исполнил песни и певец-самородок, любитель музыкального искусства. Чумачевський. Это были и сегодня известные и популярные народные произведения «Ой не шуми, луже», «Ой девушка по грибы ходила» и «Ой крикнула лебедушка».

Этот певец вместе с любительским мужским хором, как солист, исполнил и очень патриотическую песню о Морозенко и сербскую народную песню со смешанным хором.

Слаженно прозвучала и веснянка в женском хоровом исполнении.

Настоящим украшением концерта стало выступление Семена Артемовского. Он исполнил украинский романс «Гудит ветер весьма в поле» на слова Тарасового незабываемого приятеля с Черниговщины Виктора Забилы (музыка Михаила Глинки) и украинскую народную песню в собственной обработке «Стоит явор над водой», в свое время посвященную Великому Кобзарю.

Концерт пронял его слушателей вплоть до глубин души и сердца. Как писала через несколько дней популярная газета «Северная пчела»: «Все, кому была дорога память Шевченко, пришли на этот концерт, и немало глаз были маслянистыми и влажными…».

Конечно, после этих слов ничего добавить…

Ольга ОСИПЕНКО,

ведущий научный сотрудник музея Сек. С. Гулака-Артемовского.

Фото из архива музея.

Городище Черкасской области.