Андрей Дикун: «Земля Украины должна принадлежать народу Украины, и точка»

Андрій Дикун: «Земля України має належати народу України, і крапка»

Рынок земли – тема, о которой не поленился вспомнить едва ли не каждый кандидат в президенты и практически каждая политическая сила. Однако вместо четких объяснений мы все чаще сталкиваемся с категоричными выводами экспертов: время продавать земли. О целесообразности быстрого открытия рынка, «страхи» и пользу моратория, а также о продаже земли иностранцам – в разговоре с председателем Всеукраинской аграрной совета Андреем Дикарем.

Андрей Дикун – общественный деятель, предприниматель, директор ЧП «Дикун», которое работает в направлении аграрного консалтинга, бывший заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины, президент Ассоциации производителей молока, председатель Общественного актива Умани и глава Всеукраинской аграрной рады. В аграрной сфере Он работает уже около 15 лет.

Андрій Дикун: «Земля України має належати народу України, і крапка»

О рынке земли последний год не говорит только ленивый. Эту тему поднимали в своих программах и кандидаты в президенты и политические партии. Почему этот вопрос настолько актуализировался?

Говорят много, но в течение года мы как профильная аграрная ассоциация не получили ни одного запроса от экспертов, которые считают себя специалистами в вопросах рынка земли и некими «современными Робин Гудами», которые борются за права владельцев паев.

Я как представитель среднего аграрного бизнеса в начале работы нового украинского парламента считаю необходимым донести каждому гражданину чрезвычайную важность вопрос открытия рынка земли.

Аграрный сектор производит 17 % ВВП страны и 40 % валютной выручки. Кроме владельцев паев, которые получают средства за аренду, и аграриев, которые получают доходы от производства сельскохозяйственной продукции, средства зарабатывают и предприятия пищевой промышленности, и логистические и транспортные компании, портовые элеваторы, супермаркеты, маркетинговые и пиар-агентства, СМИ и другие субъекты предпринимательской деятельности. Все вышеупомянутые являются плательщиками налогов, с которых финансируют образование, медицину, армию, пенсии и прочее. Поэтому вопрос рынка земли касается каждого гражданина Украины.

Некоторые эксперты выступают за открытие рынка земли для иностранцев, аргументируя это здоровой конкуренцией и, соответственно, возможностью для владельцев паев продать землю дороже. Какие риски в такой инициативе?

Интересно, а россияне – это иностранцы? Или братский народ? Возможно, уважаемые эксперты так пропишут закон, что россиянам запретят покупать землю? Тогда нужно запретить и финнам, потому что Аркадий Ротенберг, который построил Крымский мост, имеющий финский паспорт, а еще и жителям «туманного Альбиона» – много русских «разжились» паспортами Великобритании. Кроме финнов и британцев, нужно запретить еще и венграм. Они тоже имеют территориальные претензии и раздают паспорта на Закарпатье.

Также итальянцам и сербам, потому что они имеют очень хорошие отношения с Путиным и Кремлем. Но все вышеуказанные страны – члены Европейского Союза. Тогда необходимо всем запрещать! Или мы хотим, чтобы нашу землю скупил Путин? Чтобы украинские аграрии стали наемниками российских олигархов на украинской земле? Видимо, они все вместе будут работать на благо Украины так, что аграрное ВВП и валютная выручка возрастут еще больше. Получается, что рынок земли – это вопрос не только каждого гражданина, но и вопрос национальной безопасности нашего государства.

Давайте рассмотрим Израиль. Страна вообще не имеет рынка земли – не продает ни сантиметра. Конечно, можно апеллировать к тому, что страна в войне, вокруг враги, но ведь и у нас идет пятый год войны, и немало соседей нас недолюбливают.

Хотите сказать, что продажа земли иностранцам – это очевидно и безальтернативно «зло»?

Так, несмотря на то, что землю продать можно только один раз, мы категорически против этого. Более того, мы требуем внести изменения в первый раздел Конституции и запретить продажу земли иностранцам в любой форме раз и навсегда. Земля Украины должна принадлежать народу Украины, и точка.

Андрій Дикун: «Земля України має належати народу України, і крапка»

Вне тем, специалисты уверяют, что мораторий – неконституционный, ведь нарушает права человека.

Скажите, пожалуйста, а распайки 90-х было справедливым? Почему в Литве, Латвии, Эстонии землю вернули бывшим владельцам, а в Украине – нет? Считаю, что людям, которые получили землю, чрезвычайно повезло. Конечно, забирать ее обратно и искать владельцев никто не будет, мы не коммунисты, но нужно помнить, что одним гражданам землю дали, а другим – нет. Причем землю не получили не только жители городов, но и многие из тех, кто работал в селе.

Хорошо, представим, что мы отказались от продажи земли. Но разве агропредприятия не злоупотребляют своим положением, платя владельцам паев мизерную арендную плана? Что тогда делать с этим?

Арендная плата в Украине, в зависимости от качества почвы, колеблется от 100 до 200 евро/га. Арендная плата в Польше, Латвии, Литве, Эстонии – 100-200 евро/га. Кроме того, фермер ЕС получает дотацию, размер которой в среднем в ЕС составляет 250 евро/га, а украинский аграрий платит такую же арендную плату и ничего не получает от государства, потому что в бюджете средств на господдержку нет и не будет, а те, что есть, идут аграрным олигархам. Так кто на ком наживается? Не нужно вводить в заблуждение граждан, у нас ведь не может быть арендная плата выше, чем в Польше.

Вернемся к вопросу нарушения конституционных прав мораторием, о чем отмечают многие эксперты.

А почему эксперты наблюдают за волной рейдерства агробизнеса, которая захватила страну? В реестрах имущественных прав при поддержке Минюста за одну ночь меняются владельцы, а потом фермеры месяцами доказывают, что это их ток, элеватор, трактор или комбайн. Представьте на секунду, что в таких условиях мы вводим рынок земли. То есть земля становится товаром. Уже на второй день землю начнут переписывать в реестре на новых владельцев, которые потом ее перепродают, а бабушка в селе об этом узнает через несколько месяцев, когда в той земле появятся «добросовестные» покупатели. Как крестьяне смогут себя защитить?

Андрій Дикун: «Земля України має належати народу України, і крапка»

То есть мораторий – механизм защиты от подобных ситуаций?

Так, мораторий на продажу – это единственная причина, почему это все уже не происходит по всей стране. Поэтому перед тем как кричать о немедленном введении рынка земли, направьте свою энергию на защиту права собственности на эту землю, поскольку это фундамент правового государства. Новому парламенту необходимо незамедлительно принять во втором чтении антирейдерский законопроект № 8921, а также выполнить указ президента Зеленского относительно разработки и принятия закона, который делает невозможным проведение регистрационных действий – изменение собственника от имени нотариусов и госрегистраторов – без их ведома.

Эксперты по этому почему-то молчат, но сегодня электронные ключи нотариусов перехватывают, от их имени переоформляют собственность на миллионы долларов, а сами нотариусы и реальные владельцы узнают об этом через недели или месяцы, часто совсем случайно. Дальше прокуратура и полиция должны навести порядок, посадить виновных и, прежде всего, чиновников из пресловутой «антирейдерской комиссии» Минюста, которая стала центром всего рейдерства в Украине. Необходимо дать обществу четкий сигнал – вор будет сидеть в тюрьме, и только после этого мы можем говорить о снятии моратория. Защита права частной собственности является первоочередным.

Но если мы полностью откажемся от рынка земли, мы рискуем потерять приток инвестиций и технологий в Украину, или я ошибаюсь?

На самом деле как только начинают говорить о рынке земли, украинские аграрии перестают инвестировать в агробизнес. Например, в 2019 году предприятия-участники Ассоциации производителей молока частично уменьшили или совсем прекратили вкладывать средства в агробизнес. Только за финансовыми результатами 2019 года наши 120 предприятий не инвестировали 450 млн долларов, поскольку со страхом ожидают рынок земли. Впервые за последние 10 лет мы будем иметь сокращение поголовья в промышленном секторе. И это только то, что касается молочной отрасли.

Директора компаний по производству сельскохозяйственной техники жалуются на сокращение продаж на 30-40 %. То есть чем больше мы кричим о рынке земли, тем меньше инвестиций получаем. Причина проста – аграрии откладывают деньги на покупку земли, потому что рассказы о доступные кредиты для аграриев – это просто болтовня, а главный и порой единственный инвестор в развитие украинского аграрного производства – это собственно украинский аграрий.

Речь идет о миллиардах долларов, которые недоинвестированы в экономику Украины через популистские заявления политиков и экспертов относительно немедленного введения рынка земли. Тут вопрос к г-на Данилюка, ведь имеем факт подрыва экономической безопасности нашей страны.

Андрій Дикун: «Земля України має належати народу України, і крапка»

С инвестициями разобрались, как насчет технологий?

Украинский агросектор – один из найтехнологічніших в мире, а то, что к нам «придут технологии», – байки в чистом виде. Технологии мы уже давно купили, а если появятся новые, то мы без проблем воплотим без участия паркетных экспертов и иностранных «инвесторов» в нашу землю.

Давайте обобщим, рынок земли – это табу или все же вероятная реальность?

Не подумайте, что мы против рынка, мы за, но по правилам. Для начала необходимо передать государственные земли общинам. То, что Гройсман пообещал четыре года назад – навести порядок с геокадастром и проинвентаризировать все земли сельскохозяйственного назначения. Остановить рейдерство. Запретить продажу земли иностранцам на конституционном уровне. Найти финансовый механизм для мелкого и среднего аграрного бизнеса, запустить пилотные проекты только для физлиц, и если все будет красиво и выгодно для нашей страны – открывать рынок.

Просто вспомните 90-е: пустые прилавки, длиннющие очереди, заросшие поля и разваленные колхозы. Тогда не было экспертов, советников, никому не была нужна наша земля. Нашлись украинцы, которые на свой страх и риск брали кредиты и строили агропредприятия. Сегодня мы полностью обеспечены собственной продукцией, мы является одним из мировых лидеров по производству продовольствия, и все это мы сделали без рынка земли. Кто так активно сегодня продвигает вопрос рынка земли, кому мы стали поперек горла?