Через оккупацию Серебряной Земли* пролегал путь в союз Гитлера со Сталиным

Через окупацію Срібної Землі* пролягав шлях  до союзу Гітлера зі Сталіним

Августин Волошин, художник Василий Скакандий.

 

Через окупацію Срібної Землі* пролягав шлях  до союзу Гітлера зі Сталіним

Карикатура из европейской прессы конца 30-х годов прошлого века.

Третий акт декларации украинской независимости в ХХ веке

— «Республика одного дня» — так назвал свою книгу о событиях в Карпатской Украине английский журналист Майкл Винч. И заметный след оставила она в сознании закарпатцев, всего украинского народа. То в чем прежде всего заключается феномен этого национально-освободительного сдвига?

— Хотел бы сразу опровергнуть миф о Карпатскую Украину как однодневную государство, — отмечает Александр Пагиря. — Некоторые авторы пытаются изобразить ее как опереточную государство, кратковременный эпизод и побочный продукт распада Чехословакии, вроде бы не имел более глубоких корней в истории края. На самом деле истоки Карпатской Украины достигают событий 1918-1919 годов, когда после распада Австро-Венгерской империи на территории Закарпатья возникла Гуцульская Республика и Всенародный съезд венгерских русинов-украинцев в Хусте 21 января 1919-го. принял решение о присоединении края к Украинской Народной Республики со столицей в Киеве. Тогда это не удалось реализовать, учитывая неблагоприятную международную ситуацию и поражения украинских освободительных соревнований. Однако уже через двадцать лет Закарпатья с периферии украинского движения неожиданно стало на главном острие освободительной борьбы, всколыхнув украинцев во всем мире. В октябре 1938 года Подкарпатская Русь (официальное название края в составе Чехословацкой Республики) получила долгожданную автономию, которую Прага отказывалась предоставлять в течение 20 лет вопреки своим международным и конституционным обязательством. После того как 26 октября 1938 года автономное правительство возглавил авторитетный лидер украинского направления отец Августин Волошин, Карпатская Украина (такое название край получил в конце декабря 1938-го) постепенно превращается в Украинский Пьемонт. В течение пяти с половиной месяцев в 1938-1939 годах карпатские украинцы имели возможность развивать собственные государственные институты, создавать военные структуры, развивать национально-культурную жизнь, проводить парламентские выборы, осуществлять собственную внутреннюю и в определенной степени внешнюю политику.

В этот период Карпатская Украина превращается в объект пристального международного внимания, в результате чего украинский вопрос выходит на повестку дня европейской политики. До событий в Карпатской Украине было приковано внимание всего украинства, которое связывало с ней надежды на возрождение соборной Украины. Выходцы из разных украинских земель присоединились к созданию государства, военного строительства, политического и национально-культурной жизни края, предоставив карпатоукраинском проекта соборного содержания. На небольшом клочке земли в Карпатах вокруг украинской идеи объединились представители разных генераций и центров украинского движения.

Провозглашение независимости Карпатской Украины на заседании законно избранного парламента (Сойма) 15 марта 1939 года стало третьим актом декларации украинской независимости в ХХ веке (после соответствующих актов УНР и ЗУНР в 1918-м). Несмотря на то что новообразованное государство не была признана ни одной страной мира и вскоре была оккупирована войсками гортистської Венгрии, карпатские украинцы заманіфестували перед всем миром свою принадлежность к украинской нации и стремление к построению собственного государства. Акт 15 марта 1939 года был по сути завершением сложных процессов поиска закарпатскими русинами-украинцами собственной национальной идентичности.

Стояла на пути ревізіоністській программе гортистської Венгрии

— И все же, Александр Михайлович, какие основные причины поражения Карпатской Украины?

— Главной причиной поражения Карпатской Украины была неблагоприятная международная ситуация. Дело в том, что появление и гибель Карпатской Украины были неразрывно связаны с трагической судьбой самой Второй Чехословацкой Республики (возникла на месте Первой после Мюнхенской конференции 29-30 сентября 1938 года). Парадокс заключался в том, что в тогдашних международных условиях Карпатская Украина не могла существовать без Чехословакии как отдельное государство. На международной арене она открывала опасную ящик Пандоры украинского вопроса, что грозило статус-кво в сразу нескольких ключевых государствах Европы, в состав которых входили украинские земли, прежде всего — СССР, Польши и Румынии. Один французский журналист писал, что Карпатская Украина была наименьшей государством с наибольшими претензиями в мире. Она стояла также на пути реализации ревизионистской программы гортистської Венгрии, стремившейся возвращение земель короны святого Иштвана. В этой ситуации решающее слово оставалось за Германией, которая вследствие сдачи Центрально-Восточной Европы западными демократиями была доминирующей силой в регионе. В этот период Берлин фактически использовал украинский вопрос и Карпатскую Украину как разменную монету в сложной геополитической игре, направленной на формирование гитлеровской коалиции в будущей войне в Европе. Тогда Гитлер определился, что его союзником будут Венгрия, а не Польша, например), а также СССР. Именно через оккупацию Карпатской Украины пролегал путь в союз Гитлера со Сталиным, что был оформлен позже подписанием пакта Молотова — Риббентропа (23 августа 1939 года), который развязал руки фюреру для начала Второй мировой войны. При этих условиях Карпатская Украина была обречена. Несмотря на всю безнадежность ситуации, карпатские украинцы дали достойный ответ, бросив вызов гитлеровской союзницы — Венгрии. Сопротивление, которое они организовали, шел вопреки планам Германии, которая стремилась продемонстрировать безболезненный самораспад Чехословакии. Даже ультимативный призыв немецкого консула Гамилькара Гофмана в Хусте не подействовал на командование Карпатской Сечи, которое решило продолжать вооруженную борьбу против венгров.

— Феномен Карпатской Украины манил-манил украинских патриотов отовсюду. Не остался в стороне от этих драматических событий и Провод украинских националистов, работу которого в Хусте координировал известный Олег Ольжич. По тогдашней роли ПУН имеем неоднозначные оценки. А каково ваше мнение как историка, исследователя этих перипетий?

— События в Карпатской Украине происходили в момент изменений в руководстве ОУН, когда после трагической гибели полковника Евгения Коновальца (от рук сотрудника советской разведки) до руля организации пришел полковник Андрей Мельник. Его назначение совпало с формированием первого автономного правительства Подкарпатской Украины. Сначала Андрей Мельник проявил определенную активность в делах Закарпатья. На призыв ОУН с конца сентября 1938 года туда массово переходила молодежь с Галичины и Волыни, а уже в ноябре до Хуста прибыл оуновский «десант» из числа военных специалистов, которые сформировали штаб Карпатской Сечи (в январе 1939-го его возглавил полковник Михаил Колодзінський). В Карпатской Украине оперировали ведущие деятели ОУН во главе с Олегом Ольжичем.

Однако через некоторое время ПУН начал постепенно отстраняться от дел Карпатской Украины, підпавши этим самым под влияние немецкой политики, которая демонстрировала все большую незаинтересованность этим вопросом. Против этой линии взбунтовались «крайовики» во главе с Михаилом Колодзинским, Зеноном Коссаком, Евгением Врецьоною, Романом Шухевичем и другими, которые в один момент отказались выполнять указания ПУН и действовали на собственную ответственность. Именно в Карпатской Украине довольно ощутимо проявил себя раскол между зарубежным руководством и «крайовиками», который окончательно формализовался уже в феврале 1940-го с появлением ОУН(б) и ОУН(м). В 1938-1939 годах ПУН фактически провалил план по закупке оружия для Карпатской Сечи (им занимался Рико Ярый, который работал на несколько разведок), а тем временем посылал в Хуста одежду и еду(!). Генерала ПУН Николай Капустянский и Виктор Курманович были только косвенно вовлечены в военные дела Карпатской Украины, а в решающий момент венгерской инвазии командование поручили полковнику Армии УНР Сергею Ефремову. Можно, впрочем, предположить, что именно под влиянием оуновцев карпатские украинцы обнаружили тот достоин удивления героизм и жертвенность во время обороны Карпатской Украины. Хотя известно, что некоторые члены ОУН не принимали участия в боях. Однако Карпатская Сечь стала настоящим полигоном для многих будущих командиров УПА — главного командира Романа Шухевича, начальника штаба Алексея Гасына, командиров военных округ Бутковского Ивана и Ивана Белейовича, других повстанческих старшин.

Президент Волошин сознательно выбрал путь мученика

— Венгерские фашистские оккупанты после свержения Карпатской Украины с неимоверной жестокостью расправлялись с пленными сечевиками да и вообще с национально сознательными украинцами, о чем есть много свидетельств. Чем это можно объяснить?

— В первые месяцы оккупации жертвами венгерских репрессий и военных преступлений стали различные категории местного населения. Однако жесточайшего преследования потерпели сечевики, национально сознательная интеллигенция, бывшие государственные и партийные служащие

Карпатской Украины и представители духовенства. Для пленных сечевиков и украинских деятелей были созданы тюрьмы и лагеря в Кривой, Хусте, Тячеве, Великом Бычкове, Рахове, Сваляве, Воловому, Великом Березном тому подобное. В середине апреля 1939 года почти тысячу заключенных из Закарпатья было перевезено до венгерского концлагеря в селе Вор’юлопош у Ніредьгази, где пытки, избиения и издевательства над ними продолжались до мая 1939-го Целью этих репрессивных мер, которые проводились под эгидой венгерских военных, было искоренить ростки украинского национального движения, которые появились здесь в межвоенный период. Этим насилием венгры хотели выбить «украинство» из голов местного населения и вернуть в национальном плане ситуацию назад на 20 лет.

Террор венгерских фашистов в процессе захвата Карпатской Украины, унесший жизни сотни военных и гражданских только в первые несколько дней оккупации стал беспрецедентным в истории Закарпатья, которое до этого долгое время не знало межэтнической вражды.

После захвата края венгерская правящая элита импортировала сюда этническое насилие, отравив атмосферу доверия, которая строилась веками между различными этническими группами. Главным інспіратором массовых экзекуций и репрессий стало венгерское военное руководство. В соответствии с международным гуманитарным правом, действующим на то время, эти действия подпадают под признание военных преступлений.

— Августин Волошин так и не покинул Прагу перед приходом туда Красной армии со зловещим «Смершем» и другими карательными органами в обозах, хоть его и предупреждали об опасности. За что поплатился собственной жизнью? Что, по вашему мнению, помешало ему это сделать?

— Воспоминания ближайших соратников А. Волошина, в частности Августина Штефана и Степана Росохи, свидетельствуют, что президент Карпатской Украины в тот момент сознательно выбрал путь мученика. Несмотря на уговоры своего ближайшего окружения он отказался уехать в эмиграцию вместе с другими деятелями Карпатской Украины. Очевидно, что после выезда из Карпатской Украины в марте 1939 года его не покидали угрызения совести за судьбу собственного народа и многих сотен молодых людей, которые погибли в результате венгерской оккупации.

— Насколько глубоко и всесторонне исследована борьба за Украинскую государственность, за карпатскими перевалами в исторической науке? Что еще требует большего внимания исследователей?

— На мой взгляд, тема освещена еще довольно поверхностно, несмотря на то, что плохо исследованными остаются иностранные архивы. Карпатская Украина оставила после себя большую документальную наследство, которая разбросана во многих архивных учреждениях и коллекциях во всем мире (Украина, Россия, Чехия, Венгрия, Польша, Румыния, Германия, США, Канада, Великобритания, Франция, Италия) и требует тщательного сбора и изучения. Я пытаюсь частично восполнить этот пробел, вводя в научный оборот новые источники иностранного происхождения. В этом году по моим составлением увидит свет корпусное издание чешских документов о Карпатскую Украину.

— До сих пор нет ни музея Карпатской Украины, ни надлежащего мемориала ее героическим защитникам. Не пора уже местным властям за помощью государства отдать должное предсказателям Украинской независимости?

— Уже время…

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Какие могут сложиться события, хоть какой ход может иметь история, однако есть определенное, что это наша земля и будет наша украинская земля и никогда украинский народ не даст отобрать! … Пусть враг знает, что он пришел сюда не за гостя, а не за господина, ибо господином-хозяином на этой земле будем мы — украинский народ! … Не знаю, почисленні часы или дни нашей власти … но дни Карпатской Украины, дня карпатского народа не является почисленні, и как он жил здесь тысячу лет, так будет жить и за дальних тысячу лет».
Из речи Н. Бращайка на заседании Сойма Карпатской Украины 15 марта 1939 года.

СПРАВОЧНО

Через окупацію Срібної Землі* пролягав шлях  до союзу Гітлера зі Сталіним

Александр ПАГИРЯ (на снимке) родился в 1987 году в Ужгороде. Исследователь истории Карпатской Украины, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник мемориального музея тоталитарных режимов «Территория террора».

Автор книг: «Карпатская Сечь: военное формирования Карпатской Украины» («Темпора», 2010), «Принудительная высылка в Советский Союз. Венгерские депортированы под следствием КГБ в 1956 году» (в соавторстве с Н. Горватом, венг. языке, 2012), «Между войной и миром: отношения между ОУН и УПА и вооруженными силами Венгрии (1939-1945)» («Летопись УПА», 2014).

Проживает в Киеве. Женат. Вместе с женой воспитывает дочь.

*Серебряная Земля — так по-лирическом называют Закарпатье.