Чиновники: тихое место

Чиновники: тихе місце

Фото: УНИАН

Обновить кадровый состав госорганов будет сложно даже в случае желания руководства

Труд в госорганах не слишком популярна среди украинцев. Лишь 20% молодых лиц в возрасте от 14 до 29 лет мечтает сделать карьеру именно в этой сфере. Такие данные приведены в опросе «Молодежь Украины 2017», осуществленном при участии социологической компании GfK Ukraine. Не на пользу работе в государственном секторе играет также политическая составляющая, часто сопутствующая в деятельности чуть ли не любого учреждения. Разочарование людей в политике и политиках сопровождается и большим недоверием почти всех госструктур.

Одной из причин нежелания работать на государственной службе называют уровень зарплат. Распространено мнение, что они крайне низкие. Однако это не совсем так. В течение последних нескольких лет ситуация изменилась к лучшему. По данным председателя Национального агентства по вопросам государственной службы Константина Влащенка, плата специалиста местного уровня с менее чем 3 тыс. грн в 2015 году выросла до почти 7 тыс. грн в 2017-ом. Соответствующие цифры для специалистов на центральном уровне составляют 4,4 тыс. и 12,6 тыс. грн. Кроме того, уже в начале 2019-го уровень минимальной зарплаты госслужащего составит не менее чем два прожиточных минимума, или около 4 тыс. грн.

Все сказанное касается тех, кто подпадает под действие Закона «О государственной службе», принятого в конце 2015 года. На самом деле этот документ и правила, которые он устанавливает, не распространяются на всех, кого в обществе привыкли считать государственными служащими. Например, на судей, прокуроров, полицейских, военнослужащих или сотрудников госпредприятий. Это не отменяет того, что все перечисленные также задействованы в государственном секторе и фактически являются госслужащими. Если обратиться к иного правового акта, Закона «О предотвращении коррупции», этих работников можно назвать лицами, «уполномоченными на выполнение функций государства». Рост зарплат, которое происходило в последние годы, не обошло и их. Об увеличении выплат по меньшей мере вдвое отчитывались и в Нацполіції, и в Вооруженных Силах, и в прокуратуре.

Другой вопрос, на котором акцентирует внимание Константин Влащенко, — это разрыв в вознаграждениях работников бюджетной сферы. Сейчас пропорция между самыми низкими и самыми высокими окладами составляет 1 к 40, хотя должна быть 1 к 7. Кроме того, должностной оклад является лишь небольшой долей выплат, которые получает работник госструктуры. Остальное — премии и надбавки, которые предоставляются на усмотрение руководителя. Именно такая система делает подчиненных полностью зависимыми от любых прихотей начальства. По словам Влащенка, длительное время в Украине действовала схема, когда надбавки и премии достигали до 70% зарплаты работника госслужбы. Сейчас среднюю пропорцию изменили: она составляет 70 к 30 уже в пользу оклада. Однако в развитых странах премии и надбавки составляют только 10-15% от общего жалованья чиновника.

В некоторых ведомствах для увольнения неквалифицированных кадров по процедуре нужно год-полтора. В конце концов, такого работника легче перевести на другую должность, которая не предусматривает никакой ответственности, чем уволить

Кроме того, определить приемлемый уровень зарплаты в среднем по Украине достаточно сложно. Если в небольшом городке с высоким уровнем безработицы сумма 8-10 тыс. грн будет считаться довольно неплохим, то в Киеве и остальных крупных городов она попадет к категории «ниже средней».

Еще одна проблема в том, что зарплата госслужащего часто привязана к выслуги лет. На практике это означает, что двое специалистов на одинаковых должностях будут получать разные зарплаты, если один из них недавно пришел работать из частного сектора, а другой всю жизнь находился на госслужбе. Предпочтение будет отдаваться последнему.

Все эти факторы (хотя и не только они) приводят к тому, что работа в госсекторе превращается в закрытый клуб для людей, которые просто не привыкли и не могут работать где. Мотивации приходить на госслужбу и со стороны немного. Практика свидетельствует, что значительная часть работников бюджетной сферы и госкомпаний не спешат покидать своей работы, несмотря на все жалобы в отношении условий. Более того, даже в случае желания руководства что-то изменить, освобождение лиц, которые потеряли мотивацию или некачественно выполняют обязанности, становится сверхсложной задачей.

В Едином реестре судебных решений можно найти немало производств относительно возобновления на должностях в госструктурах. Фабула таких дел обычно однообразная. Чиновника или служащего увольняют с работы тех или иных основаниях. В свою очередь, он обращается в суд с требованием восстановить его в связи с нарушениями, совершенными во время процедуры увольнения. В основном суд принимает именно на сторону уволенного.

«В этих вопросах очень много бюрократии. К тому же работники (в частности, и в отделах кадров) нередко низкой квалификации, а законодательство несовершенно. Это приводит к тому, что освобожденные спокойно возобновляются на работе, а работодатель имеет проблемы в том, что не только получает работника, который после судебного процесса через год появился на рабочем месте, но и обязан выплатить ему заработную плату за все время вынужденного прогула. То есть если судебный процесс длился год-полтора, то за каждый день работник получает зарплату. Там бывают суммы по несколько сотен тысяч гривен», — рассказывает Максим Костецкий, юрист Transparency International Ukraine. До работы в этой компании он работал в оборонно-промышленном комплексе и имеет практический опыт, в частности в вопросах трудового права.

Одним из самых известных в последнее время примеров описанной практики стало дело Бочковского. 25 марта 2015 года правоохранители задержали главу ГСЧС Сергея Бочковского и его заместителя Василия Стоєцького. Им инкриминировали коррупции во время закупок горюче-смазочных материалов. Задержание произошло перед объективами многочисленных камер журналистов прямо во время заседания правительства. Как рассматривалось обвинение в отношении Бочковского в суде, доподлинно неизвестно. Однако точно известно, что в апреле 2018‑го Окружной админсуд Киева восстановил уволенного на должности в ГСЧС. Дата обновления — именно 25 марта 2015 года, а это значит, что чиновник имеет полное право на возмещение зарплаты за весь период вынужденного прогула. Сейчас Кабмин обжалует такое решение суда. Однако перспективы для него, учитывая общую практику сомнительные.
Если в случае резонансных историй способы убрать человека с должности все же находят, то большинство из них касается чиновников и служащих среднего или низшего звена. Они остаются вне внимания широкой общественности. Одним из таких примеров стало массовое обновления в рядах полиции неаттестованных бывших милиционеров. Преимущественно суды восстанавливали уволенных именно за нарушения процедуры. Во-первых, согласно Кодексу законов о труде, проваленная аттестация сама по себе не является основанием для увольнения. Во-вторых, фактические собеседования в аттестационных комиссиях никак не документировали, а остальные стандартных документов в освобожденных была в полном порядке.

«Во время проведения аттестации было изучено декларацию о доходах, послужной список, информационную справку, заключение о результатах проверки достоверности сведений, предусмотренных пунктом 2 части пятой статьи 5 Закона Украины «Об очистке власти», информацию из открытых источников. При этом указанные документы не содержат каких-либо фактов относительно небрежного отношения истца к служебным обязанностям, напротив, он характеризуется исключительно с положительной стороны, в том числе и относительно выполнения служебных обязанностей» — это выдержка из одного решения Верховного суда о восстановлении в должности в полиции неаттестованного полковника.

Еще один известный пример — ситуация в НСТУ (бывшая Национальная телерадиокомпания. — Ред.). Новое руководство предприятия не раз пыталось сократить штат, однако всякий раз наталкивалось на серьезное сопротивление.

«Говорят о страшные сокращения, которых за два года не было ни разу. Я не смог. Государственная система вообще дышать не дает, ты не можешь уволить человека. Три месяца будешь с ним мудохатися, а он через суд легко восстановится», — комментировал этот вопрос председатель НСТУ Зураб Аласания в апреле 2016-го. Правда, в конце 2017 года он заявил, что способ все же нашли и штат удалось сократить почти на треть.

Кодекс законов о труде, который вступил в силу еще в 1971-м, в целом остался почти без изменений. За принятие нового закона брались не раз, но у депутатов руки не доходили до окончательного решения. Последний раз проект Трудового кодекса авторства Михаила Папиева и Степана Кубива приняли в первом чтении в ноябре 2015 года. С тех пор его дорабатывают.

По словам Костецкого, бывшие работники могут воспользоваться наименьшими нарушениями во время процедуры увольнения, и это станет достаточным основанием для суда, чтобы восстановить работника: «Очень часто используют сокращение работников или сокращение штата. Однако в таком случае людей нужно сообщать за три месяца до увольнения. Более того, если есть профсоюзная организация, то с ней тоже следует согласовывать эти вопросы. Если такое уведомление не вручено правильно, если не произошло согласование, если потом в суде докажут, что по факту сокращения не происходило, а в то же время нанимали новых лиц, то суд очень легко восстанавливает на работе бывших работников за незаконное увольнение».

Почти аналогичная ситуация и с увольнениями в связи с «выявлением несоответствия работника занимаемой должности вследствие недостаточной квалификации» или «систематическим невыполнением обязанностей, возложенных трудовым договором». Для того чтобы применять такие основания, нужны доказательства. Кроме того, законодательство предусматривает несколько видов санкции — выговор и увольнение. Если нарушение происходит впервые, то работодатель должен применить именно выговор. Лишь после повторной может быть освобождение, да и то только тогда, когда не было нарушений во время вынесения выговоров. «При увольнении работников очень грамотно должны действовать как юридический отдел, так и отдел кадров. Ведь в случае выявления нарушений суд сразу становится на сторону работника. И судебная практика построена таким образом, что при нарушении процедуры большинство решений выносят в пользу работников. В этом основная проблема», — говорит Костецкий.
В некоторых ведомствах для увольнения неквалифицированных кадров по процедуре нужно год-полтора. В конце концов, такого работника легче перевести на другую должность, которая не предусматривает никакой ответственности, чем уволить. Однако средства из бюджета на его содержание выделяют исправно, а пример демотивирует остальных коллектива.

По мнению Костецкого, для изменения ситуации нужен новый Трудовой кодекс, а также надо уделить больше внимания обучению кадровых и юридических отделов госслужб. Речь не идет о том, чтобы позволить работодателю безосновательно увольнять работников. Однако процедуры должны быть максимально понятными обеим сторонам.

Сейчас ситуация остается такой же. И увеличение выплат чиновникам и работникам госструктур вряд ли существенно повлияет на эффективность их работы. Однако пока зарплаты растут, угроза потерять насиженное место остается призрачной.

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *