Дело Гречковского: почему Луценко не поймал большую рыбу

В прошлом два года с того времени как генпрокурор Юрий Луценко сообщил о громкое разоблачение члена Высшего совета правосудия Павла Гречковского и назвал сумму в 500 тыс. долларов. Накануне суд вынес оправдательный приговор

Справа Гречківського: чому Луценко не зловив велику рибу

21 сентября 2016 Юрий Луценко хвастался в Фейсбуке задержанием арбитражного управляющего Олега Шкляра.

Генпрокурор писал, что Шкляр и Гречковский в сговоре требовали деньги за влияние на судебное решение. Шкляра задержали якобы с траншем в 150 тыс. долларов, но позже выяснится там было только 51 тыс., поскольку в пакет положили однодолларовые купюры.

Справа Гречківського: чому Луценко не зловив велику рибу

Первый важный момент – деньги до Гречковского так и не дошли. Очевидно, что следователям было бы выгоднее задержать самого члена Высшего совета правосудия. Зато правоохранители ограничились задержанием только его сообщника, пишет Судебный репортер.

Следовательно, возникал вопрос, планировал Гречковский брать деньги, был участником заговора и за что деньги получил Шкляр.

Сам член ВРП вину не признал и категорически отрицал, что Шкляр обращался к нему по поводу такого вопроса. А представителя компании «Богадар» Анджея Климчука он якобы впервые увидел в этом судебном процессе.

В суде была озвучена версия защиты, что Шкляр брал деньги в качестве гонорара за юридические услуги для фирмы «Богадар». Последняя запатентовала способ изготовления кваса и квасного сусла. В 2016 году другая компания оспаривала действительность этих патентов. Шкляр вроде обещал участие Гречковского в этом деле, хотя тот отказался. Адвокаты убеждали суд, что деньги к Гречковского и не должны были передаваться.

В ГПУ утверждали, что якобы боялись не уследить и потерять деньги при передаче. На видеозаписи задержания Шкляра было видно, что в свертке с деньгами был предмет похожий на GPS-маячок, но в протоколе маячок не отражен.

Обвиняемый Шкляр сказал суду, что после задержания на него оказывали давление, шантажировали покупкой лекарств и заставили оговорить Гречковского. В дальнейшем эта сделана под видеозапись заявление, что он получал деньги именно для Гречковского, при неизвестных обстоятельствах попала в СМИ.

Второе – Гречковского и Шкляра судили не за взяточничество, а за незаконченное покушение на мошенническое завладение средствами в особо крупных размерах. Мол, Гречковский самом деле не имел полномочий влиять на судей и не собирался это делать.

Как считают адвокаты обвиняемых, ГПУ специально сделала такую квалификацию, чтобы не передавать дело уже действующем на сентябрь 2016 года Национальном антикоррупционном бюро.

Справа Гречківського: чому Луценко не зловив велику рибу

Но суд все равно констатировал нарушение подследственности. Как указано в приговоре, дело о мошенничестве должна была расследовать Национальная полиция, а не Генпрокуратура. В случае, если ГПУ выявлено преступление не ее подследственности, то дело следует передать соответствующему органу или генпрокурор может определить подследственность по иным органом, но его постановление должно быть мотивировано. Ссылки на резонансность дела не является таким основанием. Доказательства добытые с нарушением подследственности, включая все материалы негласных следственных розыскных действий, суд расценил как недопустимые. Также суд признал нарушение права на защиту, поскольку ГПУ не открыла другой стороне материалы НСРД. Кроме того, прокуратура не представила оригинальных средств, на которые записывались НСРД.

Адвокаты пригласили в качестве свидетеля бывший следователь ГПУ Дмитрия Суса, который рассказал, что ставилась задача «сбить с дистанции» Гречковского. С его слов, за этим делом стоял владелец сети «АТБ» Геннадий Буткевич, семейно-клановые споры с бывшим зятем нардепом Сергеем Рыбалкой. Эту версию в своих показаниях позже подтвердил и сам Рыболов.

«Якобы Гречковский где помог Рыбаку и это страшно не понравилось Буткевичу… Гречковского заложили, потому что он где-то по суде якобы помог Рыбаку», – объяснял Сус в суде. Экс-следователь говорил, что за подобные дела сотрудники ГПУ неофициально получали денежное вознаграждение.

Сус цитировал бывшую сотрудницу ГПУ Ольгу Варченко, которая теперь является заместителем председателя Государственного бюро расследований. Варченко вроде говорила, что Гречковского удалось «сделать» только с шестой попытки.

Представители «Богадар» в суде допрошены не были. Прокуратура не заявила ни одного свидетеля. Заявитель и потерпевший Анджей Климчук, который якобы был юристом этой фирмы, рассказывал суда, представители компании нашли его через интернет и доверенность передали поездом. В ноябре 2016 директор «Богадар» заявила журналистам «Следствия.Инфо», что этого мужчину не знает.

Суд признал показания заявителя недопустимыми доказательствами, учел, что по жалобе защитника Гречковского квалификационно-дисциплинарная комиссия лишила Климчука права на занятие адвокатской деятельностью за нарушение присяги.

Показания суду дали и другие «жертвы» бывшего адвоката Климчука, в частности экс-судья из Житомира Баренко. Известно, что в случае с Гречківським ему удалось провести минимум четыре аналогичные операции. С недавних пор уже на самого Климчука открыто уголовное дело за подстрекательство к подкупу.

«Суд приходит к выводу, что Климчуком была совершена провокация преступления по отношению к Гречковского и Шкляра. Суд пришел к убеждению, что с учетом данных репутации Климчука, который был причастен к совершению мошенничества в 2010 году по уголовному делу, после чего его систематически привлекали к уголовным делам в качестве заявителя и потерпевшего, в том числе оперативного сотрудничества… при похожих обстоятельствах… Такие обстоятельства дают основания для выводов о зависимости и подконтрольности Климчука правоохранительным органам и такие обстоятельства не опровергнуты в суде прокурором», – зачитала судья Хардіна.

«Я впервые за свою практику столкнулся, что имею дело не с преступлением, не с провокацией преступления, а с имитацией преступления», – сказал в прениях адвокат Петр Бойко.

«Я был поражен, что попытки каким-то образом реформировать прокуратуру привело к тому, что разрушены даже сами основы прокуратуры и когда этому делу прокуратура предоставляет такой широкий резонанс они фактически разрушают веру людей в соблюдение закона», – говорил другой адвокат Гречковского Игорь Черезов.

Прокурор ГПУ Дмитрий Вакаров, который около года представлял дело в суде, на оглашение приговора не явился. Заявитель Анджей Климчук также не пришел.

За несколько дней до того, как суд провел заключительное заседание и удалился в совещательную неизвестные лица запустили сайт, на котором были аудіорозмови с участием фигурантов дела, которые якобы в заседании суда вообще не исследовались.

По состоянию на утро 31 октября ни Юрий Луценко, ни пресс-служба Генпрокуратуры приговор никак не прокомментировали.