Днепровские приключения черкащан

Дніпровські пригоди черкащан

Преодолев 635 километров главной водной артерией Украины, путешественники увидели ее и прекрасной, и ужасной

Сергей Яковенко – известный общественный деятель, активист «автомайдана», волонтер. Только вернувшись с востока страны, он попросил перенести встречу на несколько часов, ведь за две недели «под парусами и на колесах» должен был немного отдохнуть. Поэтому разговор наш начался не с его повествования об удивительном путешествии широким Днепром из Херсона в Черкассы, а про адскую линию суши, которую уже даже гражданские привычно называют «передком». К сожалению, там все без изменений…

– Сергей, и все же – будем держаться курса. Как то, – вдруг, – и вроде как у Джерома К. Джерома, «Трое в лодке», хоть и без пса?
– Мой товарищ, заядлый дайвер, – должен был перегнать судно вверх по течению. Путь долгий, бот тоже немалый: 15 тонн водоизмещения и 12-13 метров в длину. Так что Дмитрию надо было быстро собрать команду. Собственно, мы собрались «по звонку», ведь давно знакомы и не раз выходили на водохранилище Каневское, Кременчугское, чуть ниже по течению. Но так далеко – никогда ранее. Недельная путешествие – это не прогулка выходного дня. На корабле должны быть капитан, врач, кок, юнга. Дружба – дружбой, но стихия к ней равнодушна. На судне каждый имеет обязанности.
Среди нас немножечко младший – Евгений, ему 42. То он был юнгой. Очень добросовестный парень. Однажды палубу так рьяно драяв, что через иллюминаторы залил нашу каюту. Мокрую постель мы с Димой обнаружили уже перед отбоем, поэтому высушить ее не удалось. Думали в гидрокостюмах вкладываться

– Прекрасно. «Приключения начинаются!» Ну а какие корабельные функции ты выполнял?
– Нет, «мокрую» Женя устроил уже в конце путешествия после аварийного ремонта коллектора, то отдельная история. Что касается меня, то я привычно готовил. Кок – должность надвідповідальна. Когда это не круизный лайнер, значит, нет женщин и детей, члены команды могут высказываться очень эмоционально, надо стараться. Незадолго до похода я освоил «правильный» плов, то есть не на скорую руку, а так как надо, поэтому – плюс одна позиция в меню.

– Так это же ресторан! А я думал – в мужской компании вы питались всухомятку, поддерживая баланс жидкости в организме пивом.
– Ну что ты, мы же не сегодняшние. В Херсоне по списку отоварилися продуктами, на камбузе – плитка с баллоном, так что все как книжка пишет. Алкоголь был, конечно, ром, но он употреблялся вечером, на якоре и символическими порциями. Просто «ради морского духа».

– Что-то мы не с той стороны зашли. Предлагаю так: день за днем. Путевые заметки вроде. А в общем – как ты, вечно озабоченный делами, сумел выкроить целую неделю?
– Какие-то из них форсировал, другие отложил. Не имел права упустить случая. На отдыхе мы уже значительно чаще видим Турцию, Грецию, Хорватию, Италию, чем родную Украину. Это и хорошо и не очень. А первый день… Ну как дети без присмотра в магазине игрушек. Постоянное купание-ныряние за +35°С, текущие «гидромассаж», первый дайвинг – сплошное «ух ты!» одним словом. Немного подуркували, чтобы уже дальше менее хотелось. И правильно сделали, ведь выше по течению уже не было так радостно.

– То есть?
– Величественный днепр в историческом восприятии. Достаточно просто помнить, что это за река, что она видела, что может скрывать на дне. Именно осознание того, что ты посреди нее, что с Днепром ты сейчас – одно целое, его часть, – это счастье и восторг. Божественной красоты рассветы, сумерки, даже ночью невероятные. Но в экологическом плане… Ну если одним словом – то это катастрофа.

– Поговорим. Итак – день второй.
– Успешно прошли шлюз Каховской ГЭС. Каховское водохранилище поразило всем: панорамами, ширью, глубиной. Оказывается, там нет такого понятия, как фарватер, обозначается буями, как у нас. Это потому, что глубина везде минимум – 10 метров. То есть фактически – ходи где хочешь и на чем хочешь без очевидного риска сесть на мель. Дмитрий предостерег, что это – самая опасная и непредсказуемая водоем в Украине, часто штормит. И действительно, нас немного покидало на волнах, хотя ветер дул умеренный. Каховское за день нам пройти не представлялось возможным, а шли мы только светлой поры, поэтому на ночь заякорилися в уютном заливе между Каховкой и Запорожьем.

– В тех краях будто же гидроэнергетика, всякое такое «гидротехническое». Понравилось, впечатлило?
– В общем-то немного выше. Третьего дня «побороли» Каховское водохранилище. Общее впечатление имело конкретный окрас: зеленый. Вода – просто зеленка, разве светлее. Тотальная зелень. Если по одному борту – живописные берега с утесами, полями и виноградниками, то с другой стороны – вода, вода, вода до самого горизонта. Я видел широкие Нил и Дунай, но никаких сравнений. Атомная электростанция в Энергодаре с облаками пара, гигантские электроопоры с проводами через весь водный простор – это тоже Днепр. Технопейзажі менялись живописной природой. Берега то с сосновыми или смешанными лесами, то с соняшниковими полями или виноградниками, которые подступают к самой воде. Вечером увидели Запорожья, стали на ночевку. А щедрый Днепр вознаградил нас роскошным судаком, которым решили пообедать на следующий день. Но подготовить его требовалось уже, и вместо партии-второй в нарды я начал у рыбы.

– Класс. Будто вижу все это скупое мужское счастье. Экватор путешествия, по законам жанра – должно быть самое интересное. Было?
– Да, эмоций и впечатлений хватило. День начали с дайвинга: спустились на затопленные во времена Второй мировой баржу и понтон. К сожалению, под водой этой поры ничего не видно, для погружений лучшие ранняя весна или поздняя осень. Но добраться до внутренностей баржи в полной темноте – еще тот адреналин. А вдруг там сом-мутант в два центнера, который питается дайверами? Шутка. Но в темноте нарваться на что-то скользкое и холодное – запросто.
Запорожье нас встретил громом и молниями. Ну будто поздравило как город сталеваров. Разнообразное судоходство здесь процветает, поэтому заскочить в шлюз Днепрогэса нам удалось не сразу, только после здоровенного сухогруза и еще какой-то мелюзги. Говорят, что это – самый крутой шлюз в Украине глубиной или высотой – не знаю, как правильно, – 41 метр. Ну так где-то под 14 этажей. То есть заходишь в нишу, за тобой закрываются огромные, как в Мордоре, ворота, вот страховіття наполняется водой и твой кораблик поднимается на указанную высоту. Клаустрофобам не позавидуешь.
Далее мы, немного побеспокоив местных рыбаков, пришвартовались на обед в Запорожском грузовом порту. Была уха из судака, а еще Евгения посетили две знакомые женщины из местных, принесли пару огромных пицц, за что мы были им безмерно благодарны. Особенно я: команда наперлася от пуза.
А после обеда мы отправились дальше. Началось Днепровское водохранилище, еще более впечатляющее и глубокое. Местами наш структур-сканер показывал более 60 метров! Там, где в древности начинались знаменитые пороги, глубина теперь 20 метров «плюс», поэтому камни, которые когда-дибило воды Днепра, видит разве эхолот. Вверху подвесным мостом проходит аммиакопровод. Вот так. Внизу – история, над головой – экономика.
На ночь мы зашли в залив, которая когда-то была длинным глубоким оврагом. Интернет пропал вместе с мобильной связью и утешением того вечера стал вкусный толстолобик.

Новый день – новые радости?
– Тут как раз не угадал. Утром наш капитан известил, что мы круто поломались. В общем то был уже второй такой трабл, только тронулись – вышла из строя помпа. Но мы имели запасную, поэтому горести почти не заметили. А теперь требовались срочные сварочные работы, потому что на выхлопном коллекторе появились трещины.
Пришлось бросать якорь в речпорту Днепра. К слову – очень красивый и масштабный город, при взгляде с воды удивительно гармоничное. Странный в той панораме разве грандиозный отель на берегу. Его не достроили еще в конце 1980-х, так с тех пор и стоит. Но 2014-го на нем изобразили огромного трезубца, пожалуй самого пафосного в Украине, и пустая напівбудівля стала «украшением города». Как-то так, когда на позитиве.
Ребята где-то повезли варить коллектор. Как потом рассказали – «варили в Совецком Союзе»: так они назвали ремонтное предприятие, что нам посоветовал первый дядя в порту. Там все напоминало прародіну. И гром-начальніца с папироской в зубах, и отсутствие элементарной болгарки, и выложенный плиткой на кіпнявій стене лозунг «Слава КПСС!». Как потом выяснилось, качество работы тоже была соответствующей. Успокоились после гарантий Дмитрия, что до Черкасс дойдем, а дома он все спокойно переварит. Кстати, вот убирая судно после всех этих работ, Женька нас и залил. Мазут, сажа и вода. «Ра-ман-ти-ка!». А еще в тот вечер нас оставил Петрович. Сел на маршрутку и помчался в Черкассы, потому что утром его в больнице ждали больные пациенты. Вот кажется – пару дней осталось, что такого удивительного? Но посреди воды время иначе течет. Как сама вода, теперь медленно. Когда-то, пока Днепр был рекой, условная трісочка сверху вниз пробегала по три-четыре суток. Теперь, во времена водохранилищ, ей бы для этого потребовалось где-то полтора месяца. Вода стоит. Ну и последствия соответствующие.

– Я следил за твоими сообщениями в социальной сети, и пост о родной Кременчугское водохранилище неприятно поразил больше всего.
– Писал его на фарватере напротив Худяков и Леськах. За неделю мы прошли 635 километров. Впечатлений – куча, от положительных до таких, которые даже в ненормативную лексику не уложатся. Когда мы зашли в Кременчугский шлюз, то чуть не задохнулись: смрад стоял такой, будто мы попали к канализационному коллектору. Но то еще цветочки, ягодки ждали на выходе. За воротами – сплошная масса непонятно чего. Собственно – понятно, но может кто-то будет читать газету за обедом, а я, как кок, такого допустить не могу. «Оте» длиной с пару километров и слоем до полуметра, произвело самое удручающее впечатление. Еще долго в наших носах стояла та смердота.
Кременчугское по нашим меркам безгранично, в самом широком месте оба берега видно только в бинокль. И куда не брось глазом – сетки, сетки, сетки… Да что же это делается, люди добрые добрые? Или вы с ума сошли, или с гододу пухнете? Куда же той рыбе деваться? Она и так задыхается, а тут путанки с такими глазками, что и малька выметают начисто. Все эти контролирующие и инспектирующие, вашу…, где вы? Наибольшая концентрация сеток начинается от Чигирина и продолжается почти до Черкасс. Такое впечатление, что черкащане – самые голодные хищники, потому что такого безобразия мы не видели нигде от самого Херсона.
Если и раньше я считал, что промышленное рыболовство в реках нужно запретить, то после увиденного твердо убедился: никакого промышленного вылова. Все, абсолютно все сетки должны быть вне закона – и точка! Уголовная ответственность с лишением свободы, а не штрафы, что легко перекрываются одной вылазкой. Хочешь заниматься рыбой – пожалуйста, арендуй ставок или часть водохранилища, відгороджуй и разводи ее там: корми, виловлюй и продавай. Если так как сейчас будет продолжаться еще несколько лет, речную рыбу мы будем показывать детям на картинках.

– Значит, финишировали с грустью?
– Было такое. И по этой причине, и по той, что наша авантюрная поездка так быстро закончилась. Но еще до берега возникла одна интересная идея. Если задуманное удастся…

– То я у тебя с диктофоном. Если нет – то просто так.
– Ладно, договорились!

Борис Юхно

Share Button