«До победы нет времени уставать» — хмельницкий волонтер-айтовец об уроках четырех месяцев войны

«До победы нет времени уставать» - хмельницкий волонтер-айтовец об уроках четырех месяцев войны

Совмещать работу и волонтерство – можно, — говорит Алексей. Фото: предоставлено сайту «Есть»

Хотя есть утверждение, что волонтеры, работающие более 40 часов в неделю, со временем выгорают, Алексей признается, что не чувствует этого выгорания.

< >Волонтерская деятельность в Украине стала своеобразным символом всемогущества, и аналогов подобной самоорганизации в мире нельзя искать. От дефицитного инсулина до летательной техники – волонтеры могут получить почти все. А после полномасштабного вторжения России волонтериты в стране стал практически каждый. Как не допускать хаоса и координировать действия, как продолжать работать и какие случаи случаются, — своим опытом делится хмельницкий айтовец, проектный менеджер Алексей Заставный.

Алексей признается, что его первый опыт волонтерства – цифровая помощь – произошел практически сразу после начала полномасштабного вторжения. Знакомая блоггерша попросила создать сайт для сбора средств. С коллегами через две недели создали страницу, сделали мобильную версию, подключили платежи. Делали максимально оперативно и качественно.

«Далее нашлись единомышленники, – вспоминает Алексей. – Для тех, кто планирует присоединиться активнее к волонтерскому движению, советую сначала присоединяться к существующим объединениям. Так легче искать нужные контакты, экспертов, подрядчиков. Сейчас уже есть выбор – в Украине много отрегулированных организаций, которые помогают по разным направлениям. Действует закон взаимовыручки – если что-то не могу найти, обращаюсь к другим волонтерам. Как-то встретил своего тренера по вольной борьбе, оперативно доставляющего амуницию из Франции, Чехии, Англии. Через него закупил брендированные разгрузки, броники, каски для ребят. Помогаем друг другу: недавно отправил груз знакомым ребятам на восток – бросил клич и через два часа нашел нужное. Другой знакомый доставляет продукты, одежду гражданским на восток, параллельно надевают наших ребят. С ним сотрудничаю по логистике – доставить грузы из Польши в границу. В начале ждать «гуманитарку» было долго, 2,5 недели, неделя из которых – на границе».

Совмещать работу и волонтерство – можно, — говорит Алексей.

«Определенный период я ​​почти все время посвящал волонтерству. В моей компании как раз закончился проект, из-за активности в волонтерстве искать активно новый просто не было времени. В компании поняли, очень «не дергали». Настало такое время, что каждый сам выбирает, где должно быть и где больше пользы принесет. Но когда проект появился, договорился с командой, что главные волонтерские задачи буду закрывать до 11 дня, дальше – рабочие. Сейчас, когда уже налажена логистика, волонтерской загрузки меньше. Могу сосредоточиться на работе».

Что для него хороший результат в работе волонтера? «Для нас определяющим является время, суммы сборов и качество. Чем быстрее нашел, тем быстрее передал, – говорит Алексей. — Обычно действие по шаблону: получил запрос – открыл сбор – закупил – доставил. Но вот с касками так не получилось: заказал первую партию сразу после 24 февраля, а получил только в начале апреля. В общей сложности мы обеспечили необходимым снаряжением более 20 подразделений. Случаются курьезы. К примеру, заказали берцы, а они оказались бежево-розовыми, совсем не подходят к форме. Впрочем, быстро нашли тех, кому подошли. В конце концов, объяснили, что после первого же одевания они уже никогда не будут розовыми или бежевыми. А однажды ребята в Донецкой области очень просили об авто, буквально любую. Мы нашли, должны отправлять. Оказалось, что они нашли машину на месте. Неожиданно получили резервную машину, но долго она не застоялась.

«До победы нет времени уставать об уроках четырех месяцев войны

«Для нас определяющим является время, суммы сборов и качество. Чем быстрее нашел, тем быстрее передал», — говорит Алексей о помощи военным

Добавляет, что трудности волонтерства очевидны – со временем становится все труднее проводить сборы средств. Запросов становится все больше, кто-то из доноров теряет доход, кто-то – доверие.

«Но это тоже урок, мы учимся реагировать – расширять каналы поиска, развивать сеть контактов, искать новых знакомых, которые могут помочь за границей. В общем, список моих контактов за этот период увеличился номеров на 50, не меньше», — отмечает он.

Типичная ошибка волонтера, — по мнению Алексея, – непроверенные люди.

«Да, У нас есть одна цель, но иногда бывает трудно договориться, оперативно отработать запрос, распланировать, что делаем и какой результат. Это может влиять на результат и качество волонтерской работы. Именно поэтому мы простреливаем пластины каждой партии бронежилетов, поэтому просим фотоотчеты. Они не только морально поддерживают это часть отчетности. Я – только посредник, поэтому должен убедиться, что все заказное вовремя доставлено и отвечает техническим требованиям».

Хотя есть утверждение, что волонтеры, работающие более 40 часов в неделю со временем выгорают, Алексей признается, что не чувствует это выгорание.

«Наверное, оставаться на плаву мне помогает каждый новый запрос. До победы нет времени задумываться, уставать, жаловаться. Я прилагаю максимум усилий по каждому новому запросу, даже зная, что будет непросто», — заключает волонтер.