Энергетическая политика: глупость или преступление

Какими последствиями для страны угрожает новый курс в энергетике

Энергетическая политика во времена Зеленского все больше превращается в гремучую смесь из популизма и имитации. В то же время теряются даже те незначительные достижения в укреплении энергетической независимости страны, которые были достигнуты в предыдущие периоды. Если в ближайшее время она кардинально не изменится, то очень быстро станет понятно, что долгосрочные интересы энергетической безопасности страны проданы за кратковременные выгоды для отдельных игроков и лоббистов наращивания импорта на украинский рынок большинства энергоресурсов. А заработанные такими игроками и их партнерами в Украине быстрые деньги обернутся потерями и долгосрочными негативными последствиями для всей страны.

Не делом, то словом

Сам Зеленский, кажется, не понимает, что происходит, но делает вид, что искренне болеет, чтобы энергетическая политика государства была направлена ​​на защиту интересов маленького украинского. Ярким примером этого стал ряд пиар-мероприятий в конце 2019 года, а именно размещены в сети и показаны по телевидению ролики по энергетическим совещаний с участием гаранта. «Не может платежка за коммуналку быть для людей приговором, и человек не может отдавать 50%, 60%, есть случаи, когда человек отдает 70% своей зарплаты», — призвал на одном из таких мероприятий Зеленский. Тогда как чиновники, кивали ему во время этого совещания, собственной же постановлением № 878, наоборот, повысили на треть долю доходов граждан, выплачиваемая за ЖКУ, прежде чем они могут обратиться за субсидией. «Мы знаем, что цена на газ упала на 30%, а тарифы, к сожалению, нет», — продолжал президент.

Так же и щедрые обещания о термомодернизации от президента и правительства выливаются в каплю в море. 2020 правительство собирается модернизировать только 1 тыс. Многоэтажных домов в 10 городах. Хотя их в стране 180 тыс. В сотнях городов и поселков. По словам премьер-министра Алексея Гончарука, это делается для того, чтобы показать жителям других домов, платежки в утепленных домах могут быть на 60% меньше. Иначе говоря, чтобы поиздеваться над 99% украинский, которым предлагают наблюдать за очередной показухой. Ведь никто из них не нужно убеждать в том, что благодаря утеплению домов можно значительно сэкономить на платежках. Нужно просто предусмотреть механизм финансирования и сделать это.

Однако в правительстве на всю программу термомодернизации планируется потратить только 6800000000 грн. Хотя только на субсидиях в 2020 году по сравнению с бюджетом 2018 будет сэкономлено примерно 15 млрд грн. А при условии оставления совокупной доли расходов на субсидии и энергосбережения в ВВП хотя бы на уровне 2017-2018 годов (2,3-2,5% ВВП), на что уже обращал внимание неделя средств может хватить на дополнительное финансирование мероприятий по энергосбережению. Речь идет о сумме 55-65 млрд грн, что почти в 10 раз больше, чем предлагает правительство (см. «Шанс на энергомодернизации», № 50/2019). Это действительно дало бы возможность уже через несколько лет полностью решить проблему энергомодернизации жилого фонда страны и радикально уменьшить потребление и импорт топлива, а также цены на них. А значит,

«Нам не интересны кубометра»

Между тем ситуация в реальной энергетике стремительно ухудшается. Если в январе — мае 2019-го добыча газа возросла на 4,2% по сравнению с 2018 годом, то с июня он стал уменьшаться. И эти темпы набирали обороты (с 0,5% в июне до -7,5% в октябре и -6,6% в ноябре). Причем спад обусловливают главным образом предприятия с государственной группы Нафтогаз. В связи с этим не может не вызывать беспокойство наличие среди топ-менеджеров Нафтогаза людей, которые связаны со структурами, которые являются одними из крупнейших импортеров газа в Украину и при этом продвигают аргументацию о нецелесообразности увеличения его внутренней добычи.

В частности, в июле 2019-го недавно назначенный руководитель газового направления Нафтогаза Андрей Фаворов на презентации новой стратегии Укргаздобыча заявил о смене приоритетов компании: «Нам не интересны кубометра. Нам надо уменьшить риски при бурении новых месторождений и увеличить вероятность успешного бурения. Так мы не увеличим добычу, но увеличим доходность компании ». И добавил, что новая стратегия уже утвердил наблюдательный совет Нафтогаза. Таким образом создаются условия для наращивания импорта голубого топлива в Украину и заработка на этом частных трейдеров. Кстати, «ЭРУ Трейдинг», которую Фаворов развивал, пока не вступил в должность топ-менеджера в Нафтогазе, в первом полугодии 2019-го стала крупнейшим частным импортером голубого топлива в Украину с долей почти 25% всего его импорта частными компаниями. Удивительно после этого, что уже через несколько месяцев после прихода Фаворова в Нафтогаз стал стремительно падать добыча голубого топлива на украинских месторождениях и была презентована новая стратегия компании о том, что «нам не интересны кубометра»? А тем временем «ЭРУ Трейдинг» для импорта очень даже интересные.

Излишне объяснять, что при сохранении такого подхода зависимость Украины от импорта газа и его доля в потреблении только расти. По оперативным данным Укртрансгаза, уже 2019 импорт голубого топлива вырос на 35%, и не только в результате закачки больших объемов в хранилища. Ведь очевидно, что он был бы значительно меньше, если бы не резкое падение внутренней добычи с июля 2019-му.

Логика зарабатывания легких денег на импорте вместо развития внутреннего газодобычи способна уже в скором времени привести к восстановлению прямых поставок газа для украинских потребителей российским Газпромом. Когда накануне Нового года в СМИ появилась информация о том, что пять компаний якобы уже заключили такие соглашения на покупку газа, то куратор газовых переговоров с российской стороны поспешил опровергнуть эти сообщения через негативный резонанс в Украине. Однако позже в Нафтогазе и вновь операторе газотранспортной системы продолжили готовить общественное мнение к возможности таких поставок и заявили, что нет никаких препятствий для заключения с 1 января 2020 сделок на прямые поставки Газпромом газа разным компаниям в Украине.

Это давняя мечта российского монополиста, долгое время ограничивалась необходимостью продавать весь газ Украинская Нафтогаза даже во времена, когда Украина на 100% зависела от импорта голубого топлива из РФ. Ведь выход на прямые поставки газа отдельным украинским потребителям позволит использовать такие возможности как инструмент завоевания газового рынка Украины изнутри, демпингом вытесняя других поставщиков, чтобы получить доминирующие позиции. А потом успешно выполнять политические задачи Кремля в пределах гибридной войны, предоставляя ценовые преференции лояльным к «русского мира» потребителям в обмен на поддержку курса Кремля на подчинение Украины.

Поэтому критически важно как можно быстрее внести изменения в законодательство Украины, запрещающие любой доступ Газпрома к нашему рынку газа. Такие ограничения являются необходимым условием обеспечения энергетической безопасности Украины. Ведь в самой России нет конкурентного рынка экспорта природного газа Газпром обладает монопольным правом на экспорт трубопроводного газа из страны.

Российский ток и угля вместо украинских

Ставка на импорт при одновременном свертывании внутреннего производства наблюдается и в электроэнергетике и добыче угля для ее нужд. Импорт тока стал стремительно расти уже с июля, когда достиг 272 млн кВт • ч, и к ноябрю составил 666 500 000 000 кВт • ч (см. «Ложный путь»). В результате этого по итогам чрезвычайно теплый ноябрь 2019-му Украина впервые за много лет оказалась чистым импортером тока: его импорт превысил его экспорт. В декабре объемы импорта электроэнергии несколько уменьшились. Но остается открытым вопрос: это свидетельствует о взломе тенденции к увеличению импортозависимости украинского рынка тока или только о временном откат? О чем именно идет речь, станет ясно в ближайшее время.

В «Слуге народа» такую ​​политику объясняют стремлением преодолеть монополизм и лишить сверхприбылей Ахметова и его ДТЭК. Однако это все больше напоминает использования динамита для лущения грецких орехов. Ведь вместо того, чтобы использовать антимонопольные механизмы создавать новые, для монобильшости не может быть сложной задачей, борьба ведется на самом деле за уничтожение украинской энергетики в пользу наращивания импорта из других стран включая враждебной Россией.

Из-за стремительного наращивания импорта электроэнергии и уменьшения потребления тока благодаря теплой, чем обычно, погоде украинские ТЭС заметно снизили объемы сжигания угля. Но это происходило главным образом за счет украинского угля. Например, без учета энергоострова Луганской ТЭС в декабря 2019 года (по состоянию на 28 декабря, за который имеются данные) объем потребления угля газовой группы (добываемого в Украине) на всех ТЭС страны составлял 1091 тыс. Т, тогда как импортного антрацита было сожжено 251 тыс. т. Для сравнения: в ноябре 2018-го при потреблении почти того же объема импортируемого антрацита (292 тыс. т) были сожжены в полтора раза больше газового угля (1758 тыс), добытого в Украине.

При правильной государственной политики уменьшения объемов генерации на ТЭС должно помочь полному прекращению импорта энергетического угля, зато наблюдается обвальное падение украинской добычи (см. «Пороблено?»). Данные Госкомстата свидетельствуют, что отдельными месяцами обвал достигал десятков процентов по сравнению с аналогичными периодами прошлого года. Зато импорт российского антрацита, наоборот, динамично рос: по сравнению с аналогичным периодом в 2018-м в августе 2019 он вырос на 12,5% (с 0,24 до 0270000 т), а в октябре уже на 57% ( с 0,28 до 0440000 т).
Итак, обвальное сокращение добычи угля в Украине является прямым следствием демпингового импорта российского антрацита. При его ограничения производство тока на блоках ТЭС, работающих на газовом угле, должно значительно большие масштабы, а соответственно и спрос на уголь внутренней добычи был бы больше. Вместо этого недогрузка блоков ТЭС, работающих на угле отечественной добычи при одновременном сжигания сотен тысяч тонн импортируемого из РФ антрацита ежемесячно. Наиболее заметно всю эту абсурдность на Славянской и Змиевской ТЭС на Востоке Украины. В случае прекращения или хотя бы уменьшение до минимума сжигания ними российского антрацита, его импорт в Украину в целом уменьшился бы минимум в 2,5-3 раза.

Неудивительно, что «зеленая улица» для российского антрацита сопровождается и полным свертыванием процесса перевода блоков, работающих на антраците, на сжигание газового угля. В частности, так и не начала этого делать крупнейшая спалювачка российского антрацита — Славянская ТЭС. В течение довольно холодного марта 2017 года, в разгар блокады ОРДиЛО эта станция почти весь месяц простояла, употребив всего 3,7 тыс. Т антрацитового угля. Ее мощности были успешно компенсированы силами соседних ТЭС, работающих на газовом угле, и Запорожской АЭС. Зато в ноябре — декабря 2019 года этот же ТЭС сжигала ежемесячно по 150-160 тыс. Т — до 60% всего используемого на ТЭС Украины антрацита.

Так как в ее работе нет критической потребности, то при законодательного введения моратория на работу в Украине электростанций, работающих на антрацитовый уголь, или хотя бы эмбарго на его импорт из России, на Славянской ТЭС могли бы достаточно быстро провести необходимую реконструкцию или прекратить ее работу.

А поскольку на протяжении последних месяцев даже отрезана от железнодорожного сообщения с остальной Украиной Луганская ТЭС все равно работает на природном газе, а не вынужденно импортируемом из России угле, то нет никаких препятствий для введения полного эмбарго на ввоз из РФ энергетического угля. Кроме отсутствия политической воли и диаметрально противоположных приоритетов, которые демонстрирует нынешняя власть, работая на восстановление и наращивание энергетической зависимости Украины от России. Ничего не делается и для реальной демонополизации рынка тока в так называемом Бурштынском энергоострове — отделена от остальной украинской энергосистемы и объединена с электросетями соседних стран ЕС условная территория в пределах Закарпатской, Львовской и Ивано-Франковской областей. ситуация, когда энергетически эта часть страны отрезана от остальной энергосистемы Украины и поддерживать конкуренцию ахметовской Бурштынской ТЭС там можно только путем наращивания импорта тока из соседних стран ЕС, похоже, вполне удовлетворяет нынешнюю власть. На таком импорте можно зарабатывать, оправдывая это борьбой с монополизмом Ахметова. Вместо того чтобы создать технические возможности для перетоков тока к Бурштынского энергоострова из оставшихся энергосистемы Украины и таким образом увеличить производство и сбыт тока западно АЭС, хронически недозагружены.

Подходы нового руководства энергетического блока как в парламенте, так и в правительстве существенно вредят и украинской атомной генерации, которая небезосновательно считается жемчужиной украинской энергетики. Несмотря на 100% зависимость от импорта топлива для нее, оно уже сейчас покупается почти пополам в Росатома (57% за 10 месяцев 2019-го) и Westinghouse (43%). При этом доля топлива в себестоимости тока на АЭС очень незначительна. За 10 месяцев 2019-го на его импорт было потрачено чуть $ 300 млн, что заметно меньше, чем было потрачено за то же время на импорт энергетического угля из одной только России ($ 351 млн). Зато объемы производимого на атомном топливе тока в разы превышают объем произведенного из импортированного из России антрацита.

Однако инициативе председателя профильного комитета ВР Андрея Геруса привели к вытеснению Энергоатома с рынка из-за наращивания импорта тока из России и Беларуси. Производство тока на АЭС с июня стремительно и стабильно падает. Это происходит главным образом потому, что станции вынуждены работать в холостом режиме за диспетчерских ограничений. А значит, нет существенной экономии на импортных топливных сборках. Например, коэффициент использования установленной мощности на украинских АЭС в ноябре 2019-го составил только 76,3%, что на 3,6% меньше, чем даже год назад.

В дальнейшем ситуация, вероятно, будет только ухудшаться. Ведь вместо того, чтобы менять подходы, министр энергетики Алексей Оржель во время недавних консультаций с белорусскими коллегами не скрывал интереса к наращиванию импорта тока из соседней страны, предложение которого резко увеличится после запланированного на ближайшее время запуска построенной русскими Белорусской АЭС.

Next Article

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *