«Я очень люблю играть на улице», — Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

«Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Семья прожила 20 дней в подвале. Фото: скрин с видео

История семьи, которой удалось вырваться из окружения в Мариуполе.

«Волной выбивало все. Даже дверь из замков вырывало. Крыша сносила. Падали лестничные площадки. Падали блоки. Такое чувство было, что всех просто завалит… Не было ничего видно. Все бахкали и бахкали. Паника. Одна женщина читала Библию. Люди все стояли на коленях и молились, а она громко громко читала. Слез не было».

Команда проекта «Хащи» рассказала историю семьи из Мариуполя, которая более трех недель жила под постоянными обстрелами оккупантов и смогла целой выбраться из адского города. На обстрелянном «ВАЗе», где вместо стекла – пищевая пленка и скотч, наконец семья смогла добраться до Хмельницкого. В салоне старушки «пятерки» поместились супруги, их взрослая дочь с зятем и двое маленьких внуков.

Теперь они вдали от обстрелов и радуются, что остались целыми. Спасибо неравнодушным людям, которые помогали им дорогой из ада, и рассказывают о пережитом.

«Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Семья поделилась историей, как они выживали в окруженном городе.

«День прожили – хорошо. Порадовались. На следующий день – снова хорошо. Отчаиваться нельзя было», — рассказывает Александр Хоменко.

Муж родился под Мариуполем, а с 2013 года с семьей проживал в самом городе. Говорит, когда началась широкомасштабная война, первые три-четыре они были в квартире. Затем переселились в подвал вместе с другими жителями подъезда.

«Все время до 17 числа (марта – прим.авт) мы под обстрелами жили в подвале. 15 дней наш дом бомбили из танка, из градов, из минометов. У нас хоть еда была немного, мы спускали воду из системы. А другим людям, кто был ранен, ужас…», — вспоминает мариуполец.

Его жена добавляет: когда начались сильные обстрелы по дому, люди разбегались. У кого был еще «живой» автомобиль, выезжавший в город, к родственникам, подальше оттуда. Семье же посоветовали переселиться в подвал, если хотят жить. В укрытии скрывался почти весь подъезд, а это 20 квартир.

 «Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Г отдавали еду на построенной печке, а в минуты затишья подбирали продукты, которые потеряли мародеры.

«Мы не могли выйти на улицу. Перед входом построили импровизированную печку. Из системы сливали воду. Ее кипятили и пили. С нами были дети, пенсионеры. Сначала там было много людей. Может, людей тридцать», — делится женщина.

Пока окна в подвале были целы, было относительно тепло – около 14 градусов выше нуля. Затем было +9, +7, +6. На улице температура воздуха опускалась до 8 градусов мороза. Было холодно. Люди разжигали костер возле подвала, надеялись, может ветер немного тепла задует.

При этом семья признается, что учитывая те ужасы, которые в то время творились в Мариуполе, они считали, что были в комфортных условиях.

>

«Когда бомбили, мы считали до сорока. Затем открывали дверь и быстро переворачивали пышки, которые на огне пеклись. Хлеба не было, а мука и кефир еще какие-то оставались. Мы переворачивали их и закрывали дверь. Снова бахкало. У них была такая перезарядка», — вспоминает она.

 «Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Тимофий с сестренкой не выходили на поверхность в течение 20 дней. Фото: скрин с видео

Чтобы детей чем-нибудь занять, взрослые им предлагали рисовать на стенах. Ребята рисовали картинки и им это нравилось.

«Ребенку семь лет он написал на стене: «Текст от Тимофея. Я очень люблю играть на улице». Действительно, ему очень нравилось быть на улице. А мы их двадцать дней не пускали на поверхность. Сами выходили периодически. Ситуация побудила что-то делать», — делятся мариупольцы.

Добавляют: очень тяжело стало, когда вошли вражеские солдаты. Они делали отвратительные вещи.

«Там было три категории военных. Одних называли «шахтеры». Это были непонятные люди. Когда они захватили наш Каменск, начали совершать произвол. Одной женщине просто так ногу прострелили. Понапивались там. Потом другие их словно посадили в карцер. Те, вторые, тоже были похожи на «ДНРовцев», но они были более военизированы. Были одеты больше в камуфляж, а русские были отдельно от них. Россиян они боялись», — рассказывают очевидцы событий.

/ja-duzhe-ljublju-gratisja-na-vulici-timofij-7-rokiv-pidval-mariupolja-59efc7e.jpg» alt=»«Я очень люблю играть на улице», — Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя»/>

Когда семья ехала, по автомобилю стреляли. К счастью, людям в салоне удалось избежать ранений.

Их «жигули» стояли спрятанные за домом. Однако, когда вылетало из окон стекло, машину сильно порубило. В автомобиль стоящего рядом зятя было прямое попадание. Так что от него ничего не осталось.

Ремонтировали «пятерку» подручными материалами – скотчем приматывали пищевую пленку к двери. Заднее стекло было разбито, а на улице была минусовая температура. Пришлось прицепить стекло из чужого автомобиля.

Семья вспоминает, как спрашивали у вражеских солдат, зачем они пришли и разрушили их дома; как выражали им свою ярость. И те сказали, что за это мужество пропустят семью проехать через свои позиции.

«Мы врали, что будем ехать в деревню в Донецкую область. Так потихоньку пробирались от одного населенного пункта к другому. Мы хорошо знаем местность. Говорили: нам нужно в ту деревню, на втором блокпосту мы называли другой населенный пункт. Так понемногу докатились до Запорожья, – рассказывает Александр. – Мы не могли дождаться, когда будут наши территории. А когда приехали к нашим, словно вторично родились. Плакали, когда видели наших ребят в Запорожье».

Дорогой семьи помогали люди. Небезразличные просто махали руками и останавливали автомобиль. Давали деньги на горючее, давали еду.

«Из оккупации вырвались. Как дома. Без патриотизма просто почувствовал, что вся страна – это твой дом. Когда нет ничего материального, чувствуешь душой, что оно все твое», — говорит мужчина.

 «Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Молодые родители приняли решение не возвращаться в разрушенный город, где их дети видели войну.

Семья прибыла в Хмельницкий. Оставшись без всего приобретенного при жизни, решили поселиться здесь. Роман и Ольга – родители двух маленьких детей, приняли решение растить своих чад подальше от того места, где они видели ужас войны.

«Мы будем где-то здесь рядом пускать корни. Будем принципиально разговаривать на украинском. Детки маленькие, они скоро примут. Возвращаться в руины и смотреть на это все нет. Тем более сын утром рассказывал свой сон. Ему приснилось, что всех убили, а он из ямы сам раскопался. Я сказала ему, что это просто плохие воспоминания, и он все забудет. А если он снова поедет туда, ему это потом будет сниться и сниться», — делится Ольга.

«Я очень люблю играть на улице», - Тимофей, 7 лет, подвал Мариуполя

Теперь семья привыкает к новой реальности и пытается обустроить новую жизнь.

И в придачу женщина добавляет: «Война есть. Но она кончится. Будет очень хорошо, чтобы доброта человеческая, которая сейчас удвоилась, осталась. Чтобы не было негатива. И, конечно, чтобы все нашли своих родных. И меньше жертв. И процветание нашей страны. Надеюсь, что весь мир поможет нам проходить».