Или раздавит власть «контрабас» до конца года?

Чи розчавить влада «контрабас» до кінця року?

Фото: Павел Кузик

Амбициозные планы новой власти одним махом решать проблемы, не откладывая на потом, в одних вызывают восхищение, у других – скепсис. Президент Владимир Зеленский пообещал уничтожить контрабанду уже до конца года. Задача сверхсложная, учитывая то, что контрабанда, как и коррупцию, полностью преодолеть невозможно. Их проявления есть у всех, даже самых успешных странах. Очевидно, у главы государства и его команды есть чудодейственные рецепты с быстрого уничтожения «контрабаса»?

От амбициозных целей – к результату

За непродолжительное время пребывания на президентском посту Владимир Зеленский неоднократно поднимал вопрос контрабанды. Он имел неприятные разговоры с руководителями таможен, демонстрировал для широкой общественности свою принципиальную позицию в борьбе с этим негативным явлением. Представители Зе-команды также не обходили эту непростую тему.

Еще в июле заместитель главы Офиса президента, а ныне премьер-министр Украины Алексей Гончарук обнародовал план действий по борьбе с контрабандой. В частности, говорил о незаконных поставках сигарет в Европу и вывоз за границу леса-кругляку. Мол, с 1 ноября должна быть под присмотром чуть ли не каждое дерево: запланирована централизованная система учета древесины, ведь Украина ежегодно теряет сотни миллионов долларов. Господин Гончарук обещал синхронизировать базу данных с базами соседних стран и провести строгое кадровую чистку на таможнях.

Как преодолевать негативное явление, должны знать именно представители урядущої партии «Слуга народа». По убеждению главы Комитета ВРУ по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева, следует понимать, что вкладывается в понятие «контрабанда». Предусмотрен Уголовным кодексом преступление с незаконного перемещения оружия, наркотиков, культурных ценностей, или так называемый «серый импорт», перемещение товаров вне таможенного контроля, с сокрытием от таможенного контроля, подмена товаров или документов, занижение таможенной стоимости? Борьба с классической контрабандой требует слаженной работы не только таможенных органов, но и СБУ, которой она подследственная, и пограничников, если перемещение осуществляется за пределами пунктов пропуска.

«Действительно есть сложность в налаживании такой работы, прежде всего, через наличие специфической участки границы на востоке страны, где есть оккупированные территории, – отметил Opinion господин Гетманцев. – Но учитывая, что в формировании таких контрабандных потоков привлечены крупные игроки, большинство из которых известны силовым структурам, вопросы преодоления такой контрабанды – политическая воля, которая сейчас существует. С “серым импортом” сложнее из-за его разнообразие и необходимость выработки отдельных подходов к каждой конкретной схемы. Некоторые организаторы таких схем известны, поэтому борьба с ними – вопрос времени, необходимого для полноценного перезапуска новых структур, подборе кадров, налаживание рабочих процессов и взаимодействия. Если президент поставил срок до конца года, то уверен: все структуры, которые должны быть вовлечены в этой борьбе, выложатся по максимуму. Трудно не согласиться, что контрабанду искоренить сложно, особенно учитывая определенные нашим президентом сроки, ведь она есть в каждой стране. Однако, не ставя амбициозных целей, не приходится надеяться на какие-либо положительные результаты».

«Полностью уничтожить контрабанду вряд ли получится, потому что это довольно масштабное явление, в котором задействовано много контролювальних и государственных органов, а также много людей, которые живут на границе, – подчеркнул Opinion Илья Несходовський, директор Института социально-экономической трансформации. – Они заинтересованы, чтобы контрабанда и дальше существовала. Поэтому, несмотря на меры, которые закроют схемы и дыры, все равно будут искать новые способы провозить товары без уплаты налогов. И утверждать о том, что контрабанда полностью может быть преодолен до конца года, вряд ли можно».

«Во всем мире контрабанда существует, и уничтожить ее невозможно априори, ибо она имеет разные виды и направления, может быть мелкой и крупногабаритной, – подтвердил Opinion и Виктор Ягун, генерал-майор СБУ в запасе и ексзаступник председателя СБУ. – Все, что сейчас президент может сделать, – повысить статус подразделения, уничтоженного и сейчас воспроизводимого, и создать побольше возможностей для прозрачности на границе. Все должно быть компьютеризировано, больше доступа к базам данных, чтобы каждый видел, кто сколько платит, что завозит, которое маркировки».

Не знают, куда нести

Тотальная компьютеризация – чрезвычайно важна для борьбы с контрабандой. Она сводит к минимуму непосредственный контакт таможенников и других государственных подразделений с экспортерами, импортерами, теми, кто пересекает границу. Прозрачность механизма сделает невозможным «договаривания», создавать равные условия для всех.

Реальные достижения вполне возможны. Речь идет, прежде всего, об уменьшении имеющихся потоков. Поскольку контрабанда существует благодаря руководителям таможен, которые ее «крышуют», то следует их заменять на людей, что не будут брать взятки, закрывать схемы и дыры на границе. Это требует внесения изменений и в законодательное поле. Также важен вопрос технического обеспечения: использование сканеров, вагомірів и других способов контроля позволит отслеживать процесс. По словам господина Несходовського, для полноценной реализации этих мероприятий нужно где-то полтора-два года, поэтому существенные результаты в борьбе с контрабандой сможем наблюдать лишь в конце следующего года.

В борьбе привлечены таможенники, СБУ, налоговая милиция, пограничники и даже Нацполіція. Злоупотребления и коррупция коснулись каждой из этих служб, поэтому наладить соответствующую работу достаточно непросто. В общем, вряд ли стоит ожидать какой-то особой властной «отмашки» для начала борьбы, она уже идет. Недавно господин Зеленский сообщил, что объемы контрабанды снизились в разы.

«Президент отмечал, что контрабанда уменьшилась, ведь “они” стоят и не знают, куда нести, – объяснил Даниил Гетманцев. – Общеизвестный факт – участие в схемах и сделках представителей органов госвласти. Не хочу говорить только о таможенников; структур, касающихся таможенных процессов, немало. Через смену кадров некоторых “минимизаторов” лишили необходимых звеньев своей цепи. Мы все, и президент тоже, понимаем риск, что такой эффект может быть временным, пока не “договорятся” с новыми кадрами. Поэтому наша задача – заботиться о дальнейшем отсутствие таких договоренностей между служащими и теми, кто не хочет работать честно, привлечь рычаги закона для невозможности реализации этих договоренностей. Это общая задача для всех участников процессов таможенного контроля и оформления – и граждан, и декларантов и инспекторов таможенных органов и смежных служб, а также представителей силовых ведомств, которым такие дела подследственны. Стараемся создать надлежащее правовое поле для возможности преодоления известных схем и невозможности создания новых».

Сейчас речь не идет о конкретных цифрах, насколько или во сколько раз уменьшился размер незаконно перемещаемых через таможенную границу товаров, через неизвестные объемы, что были до и что есть сейчас. Впрочем, по убеждению господина Гетманцева, тенденции указывают на «времена смуты» среди отдельных «серых» импортеров.

Нужны кадры

«Фактически создана Государственная налоговая служба, функция передана от Государственной фискальной службы, – сообщил Илья Несходовський. – После конкурсов на руководство в соответствующих структурных подразделениях можно будет говорить о ее создании в полной мере. Текущая работа по внедрению нового функционала, совершенствование электронных сервисов, других мероприятий для улучшения работы службы. По Государственной таможенной службы, то она уже создана как юридическое лицо, однако на сегодня там работает только один человек – ее руководитель. Идет процесс создания соответствующего офиса реформ, который будет оказывать необходимую поддержку. Должен состояться конкурс на новые должности. Также надо учитывать, что Гостаможслужба своего времени вливалась в ДФС, а потому времени на восстановление ее нормальной работы понадобится больше, чем для Государственной налоговой службы. Где-то в конце ноября Гостаможслужба начнет свою работу, однако проведение конкурсов на должности еще будет продолжаться».

Именно с реформированием таможенной и налоговой служб, как отметил Владимир Зеленский, будет покончено с контрабандой. Даниил Гетманцев соглашается, что без полноценного запуска двух новых служб сложно утверждать о действенную борьбу в этой сфере и положительные сдвиги на постоянной основе:

«Реорганизация госорганов – процесс длительный. Он не завершается созданием нового юридического лица – Государственной таможенной или Государственной налоговой служб. Это и перераспределение полномочий, и утверждение сметы и штатного расписания… И самое главное – наполнение штатного расписания реальными людьми, которые будут разделять ценности новых служб и будут компетентны в выполнении возложенных на них задач. Сейчас в законодательном поле (в частности, ПО № 1066) Верховная Рада пытается урегулировать возможность привлечения в новые госорганы должностных лиц надлежащей квалификации с одновременным созданием для них достойных условий труда, но и созданием предпосылок для возможности требовать надлежащего выполнения возложенных на них обязанностей».

До конца 2019 года – несколько месяцев. Есть кому воплощать запланированное в жизнь?

«Все как будто свидетельствует о наличии механизмов преодоления рудиментов старой системы, но при реформировании становимся перед дилеммой: набирать молодых, неопытных, не коррумпированных или все-таки опираться на старые профессиональные кадры? – отметил Виктор Ягун. – Стоит ли идти по принципу Вацлава Гавела, который говорил, что лучше пять лет ошибок, чем 50 лет саботажа? Выход должен быть где-то посередине. Например, старые кадры использовать в качестве инструкторов в учебном процессе. А уже для принятия решений надо набирать незаангажированный персонал, не вовлеченный в преступных схемах. И тогда появится возможность все-таки одолеть этого “монстра”. Пока что вижу только желание, но что будем иметь на выходе, еще не понятно».

Убытки для государства и бизнеса, отсутствие инвестиций и возможностей для развития экономики, уничтожение конкуренции на рынке, нехватка рабочих мест, низкий уровень оплаты труда и пенсий – неполный перечень проблем, порожденных коррупцией, частью которой является контрабанда. По мнению Данила Гетманцева, сможем ее побороть, если каждый будет иметь возможность работать честно, без необходимости заносить в кабинеты; уведомлять компетентные органы о вымогательстве взяток, будучи уверенным, что для вымогателей наступят соответствующие последствия; а чиновники поймут неизбежность предусмотренных законом последствий за вымогательство или получение взяток.

Или съест теленок волка?

Opinion поинтересовался у известных украинцев, верят ли они в то, что контрабанду вскоре удастся преодолеть.

Анна Бабинец, руководитель агентства расследований «Следствие.Инфо»:

«Не верю, потому что в каждой, даже очень развитые страны, контрабанда существует в той или иной степени, как и коррупция. В Украине и контрабанда, и коррупция, к сожалению, очень масштабные. Бороться с контрабандой надо системно и по четкому плану, я пока такого от новой власти не видела и не слышала. Заявление же о преодолении контрабанды до конца года звучит для меня как популизм».

Александр Карпенко, заместитель председателя Международной общественной организации украинцев «Четвертая волна»:

«Не верю. Будут яркие акции, возможно, посадки, увольнения, аплодисменты. Но эффект от этого будет небольшой. Контрабанда – важная часть кланово-олигархической системы. 100 дней показали, что новая власть не имеет системного плана относительно этого».

Оксана Горкуша, філософиня-религиовед:

«Верю только Богу. Доверяю только ценностно мотивированным специалистам. Какую цель преследуют популисты, заявляя о том, что “контрабанду вскоре удастся преодолеть”? По моему мнению: цель подобных высказываний – в прикрытии искреннего желания представителей вульгарного утилитаризма подчинить себе контрабандные потоки».

Текст: Виктор Цвіліховський