Киевский национальный университет технологий и дизайна: проблемы и перспективы

Украинская легкая промышленность имеет славную историю и большой потенциал. (Фото с сайта derkach.com.ua.)

Швейникам, как никому другому, известна такая ситуация. Когда человек надевает новый, только что сшитый костюм, она светится радостью, чувствует себя возвышенным и готова не ходить, а летать.

Это и является целью портных и швей, самой высокой оценкой их работы.

А что чувствует человек, который примеряет из пакета для мусора (а часто именно в таких в Украину свозят секонд-хенд) мяту, ношеную кем-то вдяганку? Стеснение, унижение, неполноценность.

Несмотря на это вот уже тридцать лет в государстве все делается для того, чтобы торжествовал не украинский работник легкой промышленности, а тот, кто собирает на помойках мира хлам и продает его в Украине.

Оценивать это нужно не только с экономической точки зрения. Речь идет об ограничении свободы граждан, философы про это говорят так: «Свобода человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Наша особенность в том, что государство стало соучастником тех, кто ограничивает свободу украинского производителя. Под этим углом i взглянем на ситуацию в легкой промышленности.

Комедия сверху и трагедия снизу

Почему же свобода украинского производителя сужена до минимума? Однозначного ответа не даст никто. Но фактом является то, что его оставили наедине противостоять силам, которые давят со всех сторон. И секонд-хенд — только найвидиміший петлю.

Надевая его на шею области, общество заставили принимать это как необходимость. Вы потихоньку обурюєтесь, но не противодействуете засилью.

Ведь за тридцать последних лет убедились, что здравым смыслом в так называемых реформах даже не пахнет и изменить что-то трудно. Мол, власть зависит от международных институтов, от собственного народа. Их волю и выполняет, ведь хочет остаться у руля.

Так же в наше время власть, которая больше заботится об интересах собственного народа, чем о внешних партнеров, долго не удерживается — зарубежные силы найдут ей замену. Примеров этого вы наведете немало. Как и таких, когда обращались к власти с деловыми предложениями, а вместо этого встречали глухую стену.

Зато представители власти постоянно гастролируют за границу «изучать передовой опыт». Они же не устают призывать зарубежных инвесторов, обещая им всяческое содействие. Слова те вращаются наращиванием долгов, за которые каждый из нас рассчитывается из собственного кармана. Ведь бюджет не манна небесная, а плод труда каждого из нас.

Все это известно. А вот кто вспомнит, когда чиновник пришел на загнанное в подвал или разрушенное помещение бывшего завода, швейное предприятие, увидел, какой ценой простые люди борются не просто за выживание, а за сохранение промышленного потенциала Украины, и поставил перед Верховной Радой и правительством не риторический, а государственно-созидательный вопрос? Более того, чтобы предложил пути ее решения, организовал работу и контроль за исполнением принятого решения. С этим сложнее.

Хотя одну такую попытку помню. В свое время премьер-министр Украины Анатолий Кинах лично был в Укрлегпромі и подписал Меморандум о сотрудничестве. В легкой промышленности тогда надеялись, что лед тронется. И недолго, как говорится, музыка играла. Сменился премьер, к возрождению отрасли никому больше дела не было.

Поэтому и получилось, как в лесу: сверху пошуміло, а внизу стало еще тише. Что касается легкой промышленности, то это трансформируется так: комедия сверху и трагедия снизу. Возможно и другое сравнение. Плыл лодка полноводной рекой.

Тридцать лет назад вода исчезла. Что случилось с лодкой? Правильно, сел на дно. Выжили на нем единицы. Вот они и борются за выживание и свое личное, и отрасли в целом. А по словам философа, за человеческую и профессиональную свободу.

Разумеется, при таких условиях один в поле не воин. Отраслевые ассоциации — это уже чувство локтя, стремление совместно отстаивать свое право, кроме всего, на человеческое достоинство и свободу.

Лишив отрасль условий развития, горе-реформаторы занесли топор разрушения и на научные и образовательные заведения, которые готовили для нее кадры.

И если первые упали, то флагман образования легкой промышленности — Киевский национальный университет технологий и дизайна не только выстоял, но и взял на себя функции главной научно-исследовательского учреждения отрасли.

Сегодня он — среди самых престижных университетов мира. Его инновационные технологии за последние годы отмечены тремя государственными премиями в области науки и техники. Он первым среди украинских университетов экспортирует образовательный продукт в Китай, где по приглашению местных властей открыл украинский институт.

— Наши ученые, — говорит ректор КНУТД, академик НАПН Украины Иван Грищенко, — убеждены, что реформы в государстве нужно начинать с себя, а не ждать директив. Исходим из того, что университет — место, где начинается будущее. Каждого отдельно взятого студента и государства в целом. Поскольку мы — технологический университет, а технологии определяют завтрашний день, поэтому и работаем на него.

Всем известно, что инновациям у нас не так просто прокладывать путь. Поэтому в университете позаботились и о том, как ускорить внедрение научных разработок в практику. Достичь этого, убежден Иван Грищенко, можно лишь в содружестве науки, бизнеса и власти. И предложил для объединения усилий создать Киевский образовательный научно-производственный кластер легкой промышленности.

Для чего нам кластер

Не забываем, что приоритетным направлением развития Украины провозглашено интеграцию в международную экономику, обеспечения экономических и социальных стандартов населения.

Реализация этой задачи во многом зависит от того, как быстро отраслевой принцип развития заменит кластерный.

Он характеризуется формами и методами укрепления взаимовыгодных связей и взаимодействием между экономическими субъектами в системе производства товаров. Кроме этого, это способ распространения новых знаний. В индустрии моды в Украине работает несколько кластеров. Киевский — не самый молодой.

Его особенность — четко заявлена образовательная функция. Не случайно именно КНУТД выступил инициатором его создания и обеспечивает научное сопровождение деятельности всех подразделений.

Почему же новацию поддержали предприниматели как они оценивают его работу? Слово соучредителям Киевского образовательного научно-производственного кластера легкой промышленности.

Виктор Лищук, генеральный директор Чао «Кожевник»:

— Почему наше предприятие поддержало инициативу ректора КНУТД Ивана Грищенко? Она открывает перспективу возрождения отрасли, создание новых рабочих мест, возвышения человеческого достоинства. Свернув в Киеве работу легкой промышленности, власть подала помощь зарубежным производителям. Для нужд города накуповують на миллиарды гривен зарубежной продукции, которую можно и нужно производить дома. Армию и другие силовые структуры обувают в импортные ботинки. Лучшие ли они отечественных? Судите сами. Срок годности изготовленных в Украине — год. Завезенных — вдвое меньше. Нашему же предприятию — 180 лет. И мы хотим, чтобы его история продолжалась. Успеха можно достичь, лишь объединив усилия. К сожалению, самым слабым звеном в нашем объединении оказалась городская власть. Никаких обязательств, которые она брала на себя при вхождении в кластер, не выполнила.

Геннадий Космина, основатель обувной фабрики ООО «Амати»:

— Кто посещает международную выставку обуви, кожи и меха, которая ежегодно проходит в Киеве, обязательно констатирует: «Обувают столицу в привезенные ботинки». Почему же так мало предприятий представляют Киев? Ответ один: власть не достаточно заботится о возрождении легкой промышленности. Поэтому владельцы выносят предприятия за пределы Киева. Здесь остаются только энтузиасты, которые не теряют надежду переломить ситуацию. Поэтому я очень благодарен академику Ивану Грищенко, который фактически возглавил борьбу за возрождение индустрии моды в столице.

Людмила Иванова, руководитель предприятия «Дана-Мода»:

— Кроме всего, кластер — это возвышение человеческого достоинства, расширения и защиту наших свобод. Нас, производственников, горе-реформаторы унизили невниманием, непониманием роли легкой промышленности в государстве. В то же время ученые КНУТД предлагают технологии, которые дают возможность успешно конкурировать с зарубежными производителями.

Власть этого не замечает. Как и того, что международные эксперты, оценивая работы молодых украинских дизайнеров, считают, что они могут стать законодателями моды в Европе.

Или же есть условия для этого? Ответ дает молодежь, которая продолжала обучение за рубежом. Она утверждает, что в КНУТД учат лучше, чем в других странах. Однако реализовать себя легче за рубежом. Чтобы изменить ситуацию, мы и создали кластер.

Почти тридцать лет в государстве прослеживается геноцид области. Чтобы противостоять ему, нужна опора. Ней есть энтузиасты, которые борются за выживание и развитие. Ценность инициативы КНУТД еще и в том, что он объединил тех, кто хочет и умеет работать. В данном случае ситуация, когда инновация не только защищает свободу работающих, но и добавляет им силы.

Еще одно. Кластер возвращает столицы статус центра а не инновационной периферии. История его становления показывает, что принадлежность к периферии измеряется не километрами от географического или политического центра. Центр там, где есть инновационное мышление и такое же действие. Поэтому в столице сложилась уникальная ситуация. Ученые и производственники, несомненно, — центр. Городская власть олицетворяет периферию кластера.

Не потому ли так сложилось, что ученые и производственники выбирают дело на всю жизнь и живут ею? В управленческих структурах последние годы сложилась ситуация, когда чиновники на ответственных должностях долго не задерживаются. Часто главным критерием их назначения является преданность вышестоящему руководителю, а не знание дела.

Будем надеяться, что кластерный тип экономики поможет сломать и подобную ситуацию. В целом же хотя кластер в данном случае локальный, но и его внедрение нарушает глобальные проблемы. Если чиновники на местах не желают брать на себя ответственность, то законодатели должны позаботиться о том, как их обязать не только мыслить, но и действовать инновационно. Этого требуют интересы государства.

Кластер, заключает ректор КНУТД лауреат Государственной премии в области науки и техники академик НАПН Украины Иван Грищенко, — не мода, а необходимость. К примеру, в ЕС в кластерах работает сорок процентов занятого населения. Почему кластер важен для индустрии?

Скажем, в советские времена в Киеве поступления в городской бюджет от деятельности легкой промышленности составил 30 процентов, а сейчас — в пределах десяти. За этими показателями — люди, их благополучие и комфорт, а в итоге и будущее. Одно дело, когда молодой человек будет оставаться жить и работать дома, а другое, когда будет искать лучшей судьбы за рубежом.

Взглянем еще на одно. Киевский кластер оперативно отреагировал на вызовы времени. Кроме продукции широкого спроса, освоили производство одежды и обуви для армии, средств индивидуальной защиты.

К сожалению, сегодня в Украине не хватает необходимой законодательной базы для кластеризации экономики. Поэтому не действует соответствующая система. Учитывая международный и собственный опыт, ученые КНУТД разработали предложения для создания условий развития элементов индустрии в Украине на основе кластерной модели. Ознакомиться с ними можно, в частности, с научно-практической монографии «Развитие кластерного предпринимательства в легкой промышленности города Киева».

И еще один вывод. Не горе-реформаторами условий для развития отечественной легкой промышленности повлекло то, что мир рассматривает Украину как бедняка, сбрасывая ему для прикрытия тела ношеную одежду. Через это государство, которая способна быть законодателем моды в Европе, унижает себя, а не возвеличивает расцветом талантов. Этого ли мы хотим? В конце концов, не забывайте, что везде и всех встречают по одежке…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *