Короеды и лісожери: кто опаснее для украинских лесов

Пока закон жадности будет преобладать законы моральные, ни одно дерево в Украине не будет чувствовать себя в безопасности. (Фото с сайта galagov.tv.)

На прошлой неделе массовое уничтожение лесных насаждений в Украине привлекло внимание сразу по нескольким причинам.

 

Самая актуальная для рядового украинца, от Киева до Карпат, — спровоцированные ливнями потопы.

 

Хищническая вырубка елей на Ивано-Франковщине и в Закарпатье, дубов на Полесье, смешанных лесов и парковых угодий вокруг и внутри столицы с каждым годом цепляет за живое все больше людей.

 

И заставляет прибегать к актам гражданского неповиновения не только на словах.

Ибо утоплено на городском перекрестке авто, залита наводнением дом или смытый горным потоком хлев — это уже не абстрактное «природа — наш дом!», а таки твое личное жизненное пространство.

Резонанс в СМИ получило также расследование британской неправительственной организации Earthsight относительно незаконной продажи украинской древесины за границу.

Эту новость больше обсуждали «зеленые» теоретики и позавладні политики. И все же очередной международный скандал, похоже, активизировал государственных функционеров, заставил демонстрировать, какими реальными действиями можно те леса сохранить.

Скандал инспирирован?..

Заместитель председателя Государственного агентства лесных ресурсов Украины Владимир Бондарь тему расследование британской неправительственной организацией Earthsight неконтролируемого экспорта леса в Европу попытался потушить контррозслідуванням. В Гослесагентстве выяснили, на основании каких документов эта организация обнародовала свое обращение.

Со слов Бондаря, поскольку организация находится в Великобритании, зарегистрированная в 2015 году и состоит лишь из одного человека – директора (который, по его мнению, не является специалистом), ее исследования достойны доверия лишь частично.

«Представители Earthsight неофициально связывались с нашими общественными организациями, активистами, которые предоставляли им свои данные. Кто эти активисты, которые данные они предоставляли, нам неизвестно, но говорить, что это официальные данные относительно вырубки, относительно экспорта, сегодня нельзя. Они не пользовались государственными официальными данными», — считает заместитель председателя Государственного агентства лесных ресурсов.

И отмечает, что расследование построено на предположениях, догадках и высказывании неофициальных лиц, что существенных доказательств не предоставляют.

«Мало того, — начали выступать общественные активисты, которые говорят, что данные, которые у них взяли, искажены и не соответствуют действительности, сфальсифицированы», — утверждает Бондарь.

По его мнению, скандал вокруг расследования был кем-то инспирирован и кому непосредственно выгодный.

«Не удивительно, что он вызвал такую реакцию со стороны в том числе и правительственных структур. Но конструктивная реакция есть и, надеюсь, наши лесохозяйственные предприятия смогут доказать свою невиновность. Насколько мне известно, все они работали абсолютно в законной плоскости, и если происходил экспорт, он был по всем законам Украины», — подчеркивает чиновник.

Какую же именно информацию пытаются сегодня опровергнуть структуры гослесагентства?

Лес — для трех европейских «орешков»

Собственно, упомянутое расследование призвано более колоть глаза не столько нашим чиновникам, сколько расположенным в Европе международным компаниям.

Как известно, в Евросоюзе с 2013 года действует регламент, который устанавливает критерии экспорта древесины на рынок стран ЕС, — EUTR.

Он прямо запрещает импорт деревьев, незаконно полученных в стране происхождения, а еще требует от импортеров проводить юридические проверки «с должной осмотрительностью» для минимизации риска попадания незаконной древесины на внутренний рынок Союза.

Однако исследования Earthsight показывает, что этот закон не работает, и древесина незаконного происхождения систематически попадает на рынки ЕС.

На первом месте среди импортеров украинского дерева, по данным Earthsight, компания Egger, второй в мире по объемам производитель деревянных панелей, ее два конкурента — Kronospan и Swiss-Krono, а также польская целлюлозная фабрика, которая входит в самую большую в мире бумажную корпорацию International Paper.

В целом же из Украины в страны ЕС импортируется более незаконной древесины, чем из любой другой страны мира и более, чем из стран Латинской Америки, Африки и Юго-Восточной Азии.

По открытым данным, британская неправительственная организация Earthsight изучает проблемы незаконной вырубки лесов по всему миру. Как передает Интерфакс-Украина, в течение последних двух лет там тщательно исследовали и проблему нелегальных лесозаготовок в Украине.

Согласно выводам Earthsight, во время действия моратория на вырубку леса, в обход не только национального законодательства, но и регламентов и сертификаций ЕС, украинский лес рубят и вывозят такими темпами, что за четыре года его экспорт в страны ЕС вырос на 75 процентов, превысив в прошлом году отметку в 1 миллиард евро.

«Наши данные свидетельствуют о том, что сотни государственных компаний участвуют в систематическом, сознательном нарушении широкого круга правил при заготовке леса», — говорится в исследовании.

Почти две трети вырубок нарушают установленные украинским законодательством ограничения. Чаще всего — под надуманным предлогом санитарных рубок.

Исследования 18 лесозаготовительных участков в четырех крупнейших лесозаготовительных регионах Украины, выполненное на заказ Earthsight, показал, что от 67 до 78 процентов рубок являются неоправданными.

Если этот результат экстраполировать на национальный уровень, получается, что незаконная санитарная вырубка составляет 38-44 процента от общего производства и экспорта леса.

По данным Earthsight, даже если лесохозяйственные предприятия продают древесину не напрямую, а, согласно закону, на аукционах, те часто проходят непрозрачно, и большая часть продукции в результате попадает на «теневые» лесопилки, которых, по оценкам исследователей, в Украине уже более 12 тысяч. Там из «санитарного» леса и производят пиломатериалы на экспорт.

В таком количестве, что, по данным исследования, экспорт пиломатериалов превышает их легальное производство в стране на 75 процентов. И именно на страны Евросоюза приходится 70 процентов украинского экспорта древесины.

Закон и беззаконие

С 1 января 2017 года действует абсолютный запрет экспорта леса (мораторий на твердые породы дерева действует еще с 2015 года, в прошлом году его дополнила запрет на экспорт сосны).

Отмена этого моратория, вызвав в свое время большой общественный резонанс, даже исчезло из перечня требований для получения новой макрофинансовой программы Евросоюза — ЕС решил задействовать двусторонний механизм разрешения споров, прописанный в Соглашении об ассоциации.

А в апреле этого года стало известно, что данные статистики Украины и Европейского Союза о вывозе леса-кругляка из нашей страны после введения моратория Верховной Радой расходятся в 238 (!) раз.

Президент Порошенко тем временем ветировал принятый ВР 3 июля Закон «О внесении изменений в Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно сохранения украинских лесов и предотвращению незаконного вывоза необработанных лесоматериалов».

В частности, там временно, сроком на 8 лет со дня вступления в силу, запрещается вывоз за пределы таможенной территории Украины в таможенном режиме экспорта древесины топливной.

«Поддерживая сохранение украинских лесов и предотвращению незаконного вывоза необработанных лесоматериалов, следует заметить, что введение такого запрета не соответствует международным обязательствам Украины, взятым согласно Протоколу о вступлении Украины во Всемирную организации торговли, ратифицированным законом Украины от 10 апреля 2008 года. Согласно статье XI Генерального соглашения по тарифам и торговле 1994 года, никакие запреты или ограничения, кроме пошлин, налогов или других сборов, то в форме квот, импортных или экспортных лицензий или других мер, не должны устанавливаться», — говорится в предложениях Президента.

Это также не согласуется с обязательствами Украины по Соглашению об ассоциации между Украиной и ЕС, ратифицированного в сентябре 2014 года. Поэтому предлагается пункт 2 раздела ІІ закона исключить, установив защитные мероприятия, направленные на сохранение украинских лесов, применение которых будет соответствовать международным обязательствам.

По словам заместителя председателя Государственного агентства лесных ресурсов Владимира Бондаря, патовая ситуация сложилась из-за того, что в закон между первым и вторым чтением внесли некорректные поправки.

Относительно запрета экспорта дров заместитель главы ведомства сообщил: «Это вопрос не только собственно дров, но и производной продукции — щепы, пеллеты, дров колотых… Эти продукты переработки проходят через дороговартістне оборудование, закупленное за рубежом. Только в Закарпатской области более 500 человек занимаются производством и экспортом неделовой древесины. Поэтому очевидные вещи нужно исправить, чтобы они не вредили украинской экономике».

…И о короеда

На прошлой неделе специалисты обследовали хвойные насаждения Радчанського и Залесского лесничеств. Подтверждено, что преобладающим вредителем сосновых насаждений является верхушечный короед, шестизубий короед и трахеомікоз.

Со слов ученых, существенное увеличение популяции вредителей обусловлено массовым ослаблением древостоев через климатические изменения и нарушения водного питания лесов.

Раньше такие вредители тоже были. Но сосны «отбивались» собственной смолой. Сейчас же нападение настолько концентрированный и агрессивный, что своими силами дерева короеда не преодолеют: на одном дереве уже насчитывают от 5 до 15 тысяч особей. Чаще всего насекомые поражают деревья в возрасте от 40 лет. На верхушке ствол дерева полностью синий, чуть ниже диаметр синего круга меньше, а нижняя часть еще совсем здорова.

Поэтому, если анализировать сруб только за пеньком, можно подумать, что срезали вполне здоровое дерево. Ученые прогнозируют, что ближайшие несколько лет верхушечный короед естественным образом никуда не исчезнет, а будет еще масштабнее и убивать леса целыми массивами.

Поэтому, может, есть смысл пересмотреть структуру лесонасаждений на пользу деревьев, устойчивых к короеда, чем массово насаждаемая при советской власти сосна? Тем более что исследования украинских ученых на тему органической для различных типов биоценоза растительности в Украине давно готовы.

Share Button