Криминальные хроники прошлого: дерзкий побег убийцы графа Потоцкого

В начале ХХ века украинский студент Мирослав Сичинский был едва ли не самым известным заключенным страны.

Кримінальні хроніки минулого: зухвала втеча убивці графа Потоцького

За содеянное во Львове дерзкое убийство наместника Галичины графа Анджея Потоцкого 21-летнего парня приговорили к смертной казни, пишет газета Экспресс. Только после ходатайства о помиловании, которое поступило от вдовы, император Франц-Иосиф заменил смертную казнь на 20 лет заключения.

Отбывать наказание Сичинского отправили в соседний Станиславов (ныне — Ивано-Франковск), где недавно была построена супернадежна тюрьма «Дубрава». Однако за высокими, четырехметровыми стенами, которые ограждали тюрьму, он отбыл лишь чуть больше двух лет.

11 ноября 1911 года на первых полосах венских и львовских газет появилось сенсационное сообщение о побеге узника, за которым якнайпильніше присматривали.

Загадочное исчезновение Мирослава Сичинского обнаружил в шесть часов утра охранник, который разносил заключенным завтрак. На нарах была змотана с покрывала «кукла» — выглядело так, будто узник спит накрытый с головой. Благодаря такой хитрости во время ночных обходов ни один из сторожей, заглядывая в глазок двери камеры, ничего не заметил.

Того же дня, заподозрив в сговоре с беглецом, арестовали четырех охранников «Дубравы», которые в ту ночь дежурили в коридорах и на воротах тюрьмы. У одного из них — 44-летнего Яна Нуди — во время обыска дома обнаружили частную переписку с Мирославом Сичинским, из которого можно было сделать вывод о финансовые отношения охранника с заключенным. Упоминалась сумма — 500 крон (примерно 50 000 гривен по современным меркам).

Впоследствии жена задержанного Нуди подтвердила на допросе у следователя, что ее муж получил за побег Сичинского полтысячи крон. Это признание женщина могла сделать или под давлением, или на зло мужу, который через ее расточительность свое время даже обращался в суд с просьбой взять жену под полицейский надзор…

Кримінальні хроніки минулого: зухвала втеча убивці графа Потоцького

По версии следствия, которую в «Курьере львовском» озвучил прокурор Гинц, именно Нуда отпер дверь камеры Сичинского похищенным у другого охранника ключом, незаметно провел узника тюремными коридорами со второго этажа в закоулок под лестницей, где тот переоделся в мундир стража и нацепил себе усы. Всех осужденных в этой тюрьме заставляли бриться, поэтому усатый мужчина в униформе охранника не вызвал подозрения у стражи. Сичинский, оказавшись на свободе, прошел короткой дорогой через парк и растворился в темных улицах города. Свидетели видели неподалеку от тюрьмы запряженную бричку, которая уехала в пригородных Опришівців, а также автомобиль, который быстро двигался в направлении Венгрии…

Следователи понимали, что в одиночку Нуда не справился бы с этим делом, но достаточных доказательств причастности других охранников не находили. В конце концов в напарники ему назначили Изидора Тарнавского, тюремщика с 22-летним стажем, который дежурил той ночью на воротах центрального здания тюрьмы. За содействие в побеге обоих охранников приговорили к заключению, обремененного постным питанием, твердым кроватью и темницей. Нуди дали четыре года, Тарнавский — три. Однако те, кто причастен гораздо больше к бегству Сичинского, оставались на свободе. Хотя некоторые из них во время следствия таки попадал в руки правоохранителей.

В частности, почти сразу после побега был задержан сторож Василий Черевко, что, как впоследствии стало известно из опубликованных в Австралии воспоминаний беглеца, сделал в мили слепок ключа от камеры Сичинского и изготовил его дубликат.

Через неделю после побега полиция также задержала станиславивского врача Романа Яросевич, одного из немногих местных автовладельцев, и львовского студента юриста Дмитрия Витовского (будущего руководителя Ноябрьского чина 1918 года и госсекретаря военных дел ЗУНР. — Авт.), которых заподозрили в том, что автомобилем вывезли Сичинского за пределы города и помогли переправиться через границу. Однако за недостатком улик и благодаря вмешательству украинских политиков, в частности выступления в Вене посла Романа Витька (будущего министра в галицких делах УНР. — Авт.), после ночи в следственном аресте подозреваемых отпустили…

А между тем, как охранники “Дубравы” отвечали за скандальное бегство перед судом, Мирослав Сичинский уже находился далеко за рубежом. С фальшивым паспортом он сначала перебрался в Германию, оттуда — в Швецию, а в 1914 году достался США. Тогда галицкая пресса сообщила о местонахождении убийцы наместника.

И только через полвека, в 1967 году, находясь в Париже, 80-летний Мирослав Сичинский в одном из интервью назвал имя охранника, который поспособствовал его побегу. Это — Семен Пилипчук. Вместе с упомянутым Василием Черевко он вскоре уволился со службы в тюремной охране и эмигрировал в Канаду, проведя в Виннипеге оставшуюся жизнь без лишнего шума вокруг своей персоны.