Крым: юридический фронт

Крим: юридичний фронт

фото: reuters

На рассмотрении в международных судах уже немало споров между Украиной и Россией относительно Крыма. Они касаются как насильственных преступлений, так и незаконно отчужденного имущества

В сентябре 2015-го президент России Владимир Путин посетил оккупированный Крым в сопровождении Сильвио Берлускони. На то время трижды премьер-министр Италии отошел от активной политики и сосредоточился на судебной тяжбе с обвинением в мошенничестве. Впрочем, Берлускони согласился на просьбу давнего русского друга посетить его новые владения. Тем визитом Путин пытался убить двух зайцев: продемонстрировать, что, несмотря на агрессию против Украины, до сих пор имеет влиятельных партнеров среди европейских топ-политиков, и убедить своих граждан, что после очередной смены власти Запад признает полуостров российским.

Среди прочего, российский лидер предложил гостю из Италии оценить погреба известнейшего винодельческого предприятия Крыма «Массандра». Краткую экскурсию для них провела так называемая директор Янина Павленко, назначенная оккупационной администрацией. Российское новостное агентство «Интерфакс» завершает отчет о том событии так: «Я хочу выпить!» — признался Берлускони. После чего получил от Павленко приглашение к дегустационной залы».

Дело о распитие

Почти два года спустя прокурор Виктория Ковальчак обратилась в Печерский суд за разрешением о международной помощи. Последняя заключалась в получении от лондонского аукциона sotheby’s документов на подтверждение стоимости вина. Суд ходатайство удовлетворил. «Павленко, имея умысел на растрату чужого имущества, которое было ему вверенное, […] действуя вопреки требованиям Положения о Енотеку в НПАО «Массандра», […] лично откупорила для этих лиц (Путина и Берлускони. — Ред.) бутылку уникального коллекционного вина Херес-де-ла-Фронтера урожая 1775-го из коллекционного фонда Энотеки, которое является национальным достоянием Украины и составляет значительную историческую, научную и практическую ценность государства. […] Павленко совершила растрату одной бутылки уникального коллекционного вина стоимостью около $100 тыс». — говорится в решении суда от августа 2017 года.
Перевезена в Киев прокуратура Крыма открыла производство относительно распития уникального хереса уже через пять дней после происшествия — 16 сентября 2015-го. Однако, как свидетельствует Единый реестр судебных дел (ЕРСР), за почти три года в этом производстве произошло немного.

Кроме обращения к sotheby’s, в Минагрополитики также получили личное дело Павленко (уроженка Буковины работала на «Массандре» еще до аннексии) и добились разрешения на ее арест. История о дорогое вино мгновенно стала популярной в СМИ, и прокуратура Крыма не смогла проигнорировать такой факт. Об открытии дела на специальном брифинге сообщил в то время почти никому не известный молодой заместитель прокурора полуострова Назар Холодницкий. Несмотря на такой резонанс, историю с крымским вином нельзя назвать даже каплей в море судебных споров, которые возникли между Россией и Украиной после аннексии Крыма.

«Винную» дело в прокуратуре полуострова выделили в отдельное производство с уникальным номером. Зато большинство вопросов об отчуждении имущества в Крыму попадают к единой великой дела, возбужденного в марте 2014 года. Об этом свидетельствует уже упомянутый ЕРСР. Производство открыли по статьям, которые касались всего комплекса проблем, вызванных аннексией. Там и захват сооружений и препятствования и угрозы правоохранителям, и похищение и присвоение оружия, и нарушение законов и обычаев войны. Именно в рамках этого производства в Херсонском суде в июле и декабре 2017-го наложен арест на имущество Минагрополитики и Государственного управления делами в Крыму. В перечне активов является уже упомянутое предприятие «Массандра», известный детский лагерь «Артек» и еще более 40 объектов собственности на полуострове.

Большие дела по Крыму и Донбассу касаются всего массива нарушений Россией Конвенции по правам человека. Вопрос имущества и собственности там также не обошли стороной. В этом деле Украина пытается доказать систематичность нарушений Россией прав, в частности имущественных

В отчете прокуратуры Крыма за первое полугодие 2018 года говорится об арестах имущества украинскими судами на общую сумму 3,5 млрд грн. Установлены убытки составляют почти 60 млрд грн. Также в отчете говорится о семи уголовных производств относительно присвоения 10 частных имущественных комплексов. Следует отметить, что точная сумма убытков Украины от потери имущества — вопрос, окончательно не решен. Генеральный прокурор Юрий Луценко в декабре 2017-го назвал сумму в 1 трлн грн, а количество только государственных предприятий, которые «национализировали» на полуострове, оценил в почти 4 тыс.

По состоянию на теперь аресты имущества и юридическое признание последствий аннексии украинскими судами выдается хотя и необходимым, но скорее символическим жестом. Прямых последствий для агрессора и фактических руководителей украинских активов такие решения не дают. Однако определения и приговоры вступят реальной силы после возвращения Украины в Крым. Поэтому надлежащая инвентаризация через суды необходима.

Пойти в Гаагу

Другой юридический фронт проходит в международных судебных учреждениях. Там Украина имеет значительно лучшие шансы получить от России хотя бы финансовое возмещение. 2 мая этого года Постоянный третейский суд в Гааге вынес решение по делу по иску 18 украинских компаний и частного лица к России. Большинство компаний исходят из Днепра и связанные с Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым (некоторые официально принадлежащих этим известным украинским олигархам). Частное лицо, присоединилась к иску, — Александр Дубилет, бывший председатель правления Приватбанка.
До сих пор на веб-сайте суда размещено только майский пресс-релиз, в котором говорится о том, что арбитры действительно вынесли решение по делу, которую слушали от 2015-го. Деталей нет. Однако украинские должностные лица почти сразу рассказали о победе. «Россия должна выплатить компенсацию в объеме $159 млн пострадавшим компаниям, а также компенсировать расходы, связанные с судебным разбирательством», — прокомментировала решение заместитель министра иностранных дел Елена Зеркаль на странице в Facebook. Она отвечает в ведомстве за все международные судебные процессы Украины против РФ, которые ведут на уровне МИД. Похоже сообщение о присужденную украинским компаниям компенсацию разместили на странице Представительства президента Украины в Крыму. Правда, там отметили цифру в свыше $140 млн. Эти сообщения вряд ли следует ставить под сомнение, учитывая заявления российских чиновников. В частности, член Комитета по международным делам Совета Федерации Сергей Цеков назвал решение суда в Гааге политизированным и добавил, что украинские компании не выгоняли из Крыма, а претензии к России необоснованны.

В истории с Третейским судом в Гааге можно прежде всего выделить три детали. Во-первых, украинские компании не обжаловали сам факт захвата активов, а нарушения Россией двустороннего инвестиционного договора (ДИД) с Украиной. «Истцы утверждают, что РФ нарушила свои обязательства, вытекающие из российско-украинского ДЕД, путем принятия с августа 2014-го мер, которые препятствовали их инвестициям в расположенные в Крыму объекты недвижимости и в результате привели к экспроприации этих инвестиций», — говорится в сообщении суда.

Вторая деталь заключается в том, что это решение может стать первой ласточкой среди многих аналогичных. В Третейском суде в Гааге на рассмотрении еще пять дел по иску украинских компаний, которые указывают на нарушение того самого инвестиционного договора. Среди них есть и государственные: «Нафтогаз», «Укртрансгаз», » Укрнафта и национализирован ПриватБанк. Отдельно известно о деле по иску Сбербанка России в другом учреждении — Международном коммерческом арбитражном суде в Париже. Там сумма иска составляет $1,1 млрд. Важно то, что перечень может существенно увеличиться после первого положительного для украинских предприятий вердикта. «Нам известно, что круг компаний, которые готовят аналогичные иски, становится все больше. Призываю все компании, которые потеряли имущество в Крыму, активно бороться за компенсацию потерь», — отметила Зеркаль, комментируя уже упомянутую постановление в Гааге.

Наконец, третья деталь заключается в позиции, которую заняла в этих процессах Россия. Во всех исках в Гааге российская сторона заявила о непризнании юрисдикции Третейского суда в отношении требований истцов. Кроме того, РФ отказалась назначить на собственный выбор одного из трех арбитров, как это предусмотрено условиями.

Сразу после решения в пользу Украины начались споры относительно его исполнения Россией. По словам Зеркаль, Конвенцию о признании и исполнении арбитражных решений подписали 150 стран, включая РФ и Украиной. И если на территории самой России суды могут ссылаться на статью Конвенции, которая позволяет не выполнять решения, противоречащие безопасности государства, то в других юрисдикциях такое не сработает. Там российские юристы могут ссылаться разве что на ненадлежащую осведомленность относительно рассмотрения дела, однако доказать это достаточно сложно. Поэтому целью украинских компаний станут именно российские активы за рубежом.

В то же время есть другой пример — дело «ЮКОСа» против России. Бывшие акционеры российской же нефтяной компании в том же Постоянном третейском суде в Гааге выиграли дело на $50 млрд. И уже начали взыскивать активы на выполнение решения, однако России удалось обжаловать его в Окружном суде Гааги. После этого процесс остановился. Правда, и поведение россиян была другой: они признали себя стороной процесса. Пока никаких сообщений об обжаловании постановления в крымской делу нет.

На уровне ЕСПЧ

Отдельно от этих производств стоят две великие дела о нарушении прав человека в оккупированном Крыму и на Донбассе, которые находятся на рассмотрении в Европейском суде по правам человека. Недавно их передали на рассмотрение Большой палаты: решение вынесут 17 судей вместо семи, как в стандартных делам. По словам заместителя министра юстиции и уполномоченного по делам ЕСПЧ Ивана Лищины, это не означает быстрого вердикта. Рано также говорить и о объем возмещения, которую потребует Украина.

«Сейчас Украина не требует сатисфакции, это рано. Такой вопрос будет определяться на этапе рассмотрения дела по существу. Сейчас Россия утверждает, что дело не является приемлемой и суд рассматривает именно этот вопрос. Кроме того, даже когда дело дойдет до рассмотрения по сути, то вопрос сатисфакции, вероятнее всего, отложат до решения по сути. Так было, например, с Кипром. Тогда сначала приняли решение о приемлемости, затем, по сути, и только спустя рассмотрели вопрос сатисфакции», — говорит Лещина.

Дело «Кипр против Турции» ЕСПЧ рассматривали 20 лет: с 1994-го до 2014-го. История этого конфликта чем-то похожа на крымскую. Еще в 1974 году турецкая армия оккупировала треть острова, а за девять лет на этой части было провозглашено протурецкую непризнанном государстве. Лещина отмечает, что заседание по крымской делу может состояться в конце этого или начале следующего года. Он не берется точно прогнозировать, когда ожидать решения.

Большие дела по Крыму и Донбассу касаются всего массива нарушений Россией Конвенции по правам человека. Вопрос имущества и собственности там также не обошли стороной. В этом деле Украина пытается доказать систематичность нарушений Россией прав, в частности имущественных. Отдельные же истории становятся скорее иллюстрацией.

«Речь о системных нарушениях. Государство не представляет отдельных заявителей. Она говорит, что системно происходят те или иные нарушения. К тому же есть отдельные формы нарушений, например когда отбирали собственность у украинских военных и моряков. Другая категория нарушения права собственности — это так называемая национализация, которая состоялась на территории Крыма. Однако речь идет не об отдельных случаях, а об установлении фактов системных нарушений», — рассказывает Лещина.

В то же время даже в случае решения ЕСПЧ в пользу Украины встанет вопрос его исполнения. Сейчас в России участились случаи, когда местный Конституционный суд выносит определения о невыполнении решений Европейского суда. По мнению Лещины, Россия может обойтись и без этих украшений и просто игнорировать решение. «Нет какой-то «Европейской исполнительной службы», которая наложила бы на Путина штраф за невыполнение решения ЕСПЧ. Это в большей степени добровольное действие России», — говорит он.

В то же время заместитель министра добавляет: случаи, когда страны не выполняли решений Евросуда, были, но все они в итоге пришли к решению. Так случилось и с Турцией в уже упомянутой кипрской истории, и в случае с Грецией в 1960-е годы, когда она даже временно вышла из Совета Европы. Обе страны со временем все же начали исполнение судебных решений.

Share Button