Ксавье Пеллідзарі: Моя речь — это фотография

Ксавье Пеллідзарі. (Фото из собственного архива.)

В то время, как жители столицы пробегают мимо выдающиеся памятники архитектуры древнего города по делам, а туристы непрестанно давят на кнопки своих фотоаппаратов, чтобы быстренько запечатлеть этот момент и уже дома вдоволь любоваться пейзажами, существуют люди, которые готовы постоянно бродить по Киеву, чтобы увековечивать прекрасное.

Знакомьтесь, Ксавье Пеллідзарі. Человек, которому удалось снять многочисленные репортажи с высоты птичьего полета и под пулями снайперов и заслужить признание.

Человек, отказавшийся от почетного поста фотографа для Президентства Франции и определилась со своей целью — исследовать мир и передавать его через объектив своей камеры.

Репортажи о войне и портреты

Мсье Ксавье, расскажите, пожалуйста, вашу биографию. Кто-то из вашей семьи тоже был фотографом? Почему и как вы выбрали эту профессию?

— Я начал работать в Париже в 1980 году в фотолаборатории.

Через несколько лет присоединился к команде фотографов, специализировавшихся на воздухоплавании, осуществил несколько часов полетов на бортах самолетов-истребителей, транспортных самолетов и вертолетов, чтобы сделать иллюстрации к ежемесячного обзора новостей Air Actualites в службе информации и связей с общественностью ВВС Франции (SIRPA. Air).

Три года спустя я захотел приблизиться к репортажам о людях. Я присоединился к рабочей группе военных репортеров из учреждения (заведения) коммуникации и защиты аудиовизуальной продукции (ECPAD).

После более 12 лет репортажей о войне, иллюстраций к изданиям и официальных портретов я переехал в Москву, где работал в посольстве Франции фотографом посла в составе прессслужбы.

После непродолжительного пребывания во Франции в 2015 году мою жену перевели в Киев. Мы поселились тут и живем по сей день. Я продолжаю работать над своими личными проектами, устраивая выставки в Киеве, Франции и создавая фотокниги.

Никто в моей семье не был профессиональным фотографом. Я заинтересовался фотографией, когда мне было 11 лет. Мой дядя, будучи фотографом-любителем, показал мне, как самостоятельно снимать черно-белые снимки и проявлять их. Это было открытие, в тот момент зародилась мысль сделать это моей профессией.

С 17 лет я учился фотографии в течение 2,5 года. Это было, скорее, обучение с его технической стороны. Позже мне понадобилось усовершенствовать художественную сторону моего ремесла.

У вас итальянская фамилия. Интересовались ли вы своим происхождением?

— Да. Мои бабушка и дедушка по отцовской линии, убегая от режима Муссолини, эмигрировали во Францию. Они жили вблизи Милана. Я мечтаю встретить свою семью, которая осталась в Италии.

Повлияло ли ваш родной город, Вильнев-сюр-Лот, на ваше художественное видение? Есть ли там значимые для вас места?

— Мой родной город Вильнев-сюр-Лот

совсем не повлияло на мое художественное видение, я покинул его, когда мне было 7 лет. В те времена каждый год наша семья приезжала к Вильнева на летние каникулы. Сейчас я регулярно туда возвращаюсь, чтобы увидеть маму и других родных. Это город, который занимает особое место в моем сердце, оно расположено рядом с очень красивым средневековым поселком, который я обожаю, Пюжольс. Я регулярно фотографирую Вильнев и Пюжольс, это потребность.

Что вас больше всего поразило в вашей карьере: факт, место, встреча?

— Многое меня поразило в течение моей карьеры. Скажем, в 1994 г., Руанда во время гражданской войны. Много мертвых, крови. Чистая и слепая жестокость. Я встретил там мужчин и женщин, которые помогали населению. Эти люди тронули меня своей самоотверженностью перед лицом человеческой катастрофы.

1996 г., Сараево во время войны. С товарищем-репортером мы жили в отеле, расположенном на снайперской улице. Это был постоянный стресс во время съемок репортажей и даже ночью. Ни минуты отдыха, снайперы стреляли по наших окнах, низ отеля бомбили гранатами. Но самой большой опасностью был я сам. Люди привыкают ко всем ситуациям. Чем больше времени проходило, тем меньше я обращал внимания на опасность. Как только я понял это, то вернулся к Франции… через 2 месяца.

2000 год, ситуация немного легче, но эмоционально очень насыщена. Ко мне обратились, чтобы я присоединился к команде официальных фотографов Elysee (официальный веб-сайт Президентства Республики). Это было во времена Жака Ширака. Я, в конце концов, отклонил это предложение и предпочел продолжать работать репортером.

2014 г. Во Франции на Пиренеях я делал иллюстративный отчет для журнала о спелеологическое спасение. Я прошел сотню метров под горой с командой специалистов. После 20 минут ходьбы в замечательных местах мне пришлось проползти в проходе длиной 20 м и диаметром 60 см без возможности вернуться обратно. Я был в панике, которую пытался контролировать. Только это было фактически невозможно. К счастью, передо мной был опытный человек, только ноги которой я мог видеть, она помогала мне и психологически направляла, чтобы я вышел оттуда в конце тех 20 м. Я никогда не испытывал такого чувства, совсем неприятного.

Больше всего поразила Камбоджа

Чьи работы для вас являются наиболее значимыми?

— Два великие фотографы повлияли на меня своими характерными работами — это Жан-Лу Сьєфф и Себастьяно Сальгадо. Два фотографы совершенно разные в своих подходах, что оставили столь значимый след в истории.

В каких еще странах вы побывали? В общем, которая показалась самой необычной?

— Я побывал во многих странах мира, кроме американского континента. Страна, которая меня поразила, — Камбоджа. Здесь я почувствовал себя дезориентированным, и это та страна, где местные жители очень доброжелательные… со мной! (улыбается).

Сколько у вас личных проектов и на чем они базируются?

— Я не считаю количество проектов, которые я начал… потому что многие из них не завершены. Они, в основном, сосредоточены на мире, что меня окружает, как на людях, так и на городах или других вещах, которые привлекают мое внимание.

Я любознательный, а моя речь — это фотография. Мне нравится общаться, и я обожаю свое дело. Конечная цель — поделиться своим видением и обменяться им с другими.

Какие города вы посетили? Чем для вас отличается от других стран?

— За четыре года я побывал в нескольких городах Украины: Одессе, Львове, Харькове, Нежине, Ужгороде… Все эти города имеют общую душу, и все же такие разные. Мы чувствуем в каждом из них свое особое происхождение, свою историю. Они сильно отличаются от востока до запада в архитектурном, а также культурном плане. Несмотря на это, жители имеют достаточно похожий образ жизни, который остается славянским в душе.

Украина наполнена контрастами и противоречиями, что создает ее неповторимый шарм. Это страна, которая хочет вновь подняться после всех проблем, через которые она прошла, и идти дальше.

Киев подходящее город для развития профессиональной деятельности?

— Киев является экономическим и финансовым центром Украины, который

принимает главные решения. Это также очень приятный город для жизни по меркам потребностей человека. Его население смешанное с жителей страны. Лично я редко видел город с таким большим творческим и культурным потенциалом. В этом городе есть настоящая художественная история. По фотографии, я считаю, что Киев не очень ею интересуется. Не хватает выставочных залов или мест для встреч, посвященных этому искусству.

Что ваши французские друзья и коллеги сказали о решение остаться жить и работать в Украине?

— Когда я только переезжал в Украину, мои французские друзья пожелали мне удачи. Они не волновались. Сейчас, когда я рассказываю им о своей жизни в Украине, они все поражены культурной открытостью этой страны и имеют желание приехать сюда из любопытства.

Общались ли вы с украинскими фотографами? Если да, какова их мнение относительно развития фотографии в Украине? И что думаете об этом вы?

— Я не знаю украинских фотографов. Единственные выставки, которые я посещал, — это современное искусство. Я думаю, что профессия фотографа в Украине страдает от отсутствия признания. Культура этого искусства не развита. Единственные, кто может жить с этого, должны быть фотографами прессы, кроме, конечно, нескольких исключений.

Сколькими языками вы говорите?

— Свободно говорю только на французском. Могу высказаться английским и русским на уровне начинающего.

Во Франции мы не «продвинутые» в изучении иностранных языков, по крайней мере, были такими в мое время. Общение в нефранкомовній стране требует у меня немного больше времени на изучение, особенно в стране, использует кириллицу. Через некоторое время мне удалось вести простые разговоры с кем угодно.

Или вы возвращаетесь время от времени в Францию?

— Я возвращаюсь во Францию от трех до пяти раз в год согласно моих потребностей и желаний.

Про Киев и Чернобыль

Расскажите о вашей книге «Взгляд другого».

— Книга «Взгляд другого» родилась после нескольких «фотографических прогулок» Киевом. С 2016 года я прогуливался с камерой, перекинутой через плечо, как турист. Я хотел найти особый угол, ось «репортажа». Без успеха! Я продолжил слоняться, руководствуясь своими эмоциями, которые были на тот момент. Понемногу простое хождение показалось мне очевидным, своеобразным

созерцанием.

Через два года я накопил коллекцию в более 500 фотографий, все же не является огромным количеством. Мне не нравится безостановочно щелкать фотоаппаратом, я работаю, как будто до сих пор с пленочной камерой: вдумчивое наблюдение и терпение перед каждым нажатием на кнопку. Редактирование моих фотографий длилось несколько месяцев.

Я начал с выставки в Киеве в 2018 году с десятком изображений в галерее-ресторане, а потом на PhotoKiev-2018. Выставка отправилась во Францию на две локации, одна на юго-западе, а другая близ Парижа со стороны города Сен-Жермен-ан-Ругает. Отзывы были очень насыщенные, посетители хотели увидеть больше. Поэтому я решил сделать роскошную (люксовую/элитную) фотокнигу с тридцаткой фотографий на эту тему. Мгновенный успех в Киеве среди французской и иностранной сообщества.

Что особенного в Киеве?

— Киев — это город, полон контрастов: архитектурных, культурных… Интересно здесь прогуливаться в сопровождении гида, чтобы постичь все его богатство. Киев — город с аспектом большой человечности и тяжелым прошлым через его историю и события.

Есть ли у вас любимый стиль в фотографии?

— Все зависит от моего настроения в определенный момент. Я быстро перехожу от портретного фото к уличному, репортажа, студии. Однако же чуть больше отдаю предпочтение портретам. Мне иногда поступают предложения фотографировать свадьбы, это очень хороший вариант, который мне нравится тем, что человеческая сторона смешивается в своеобразном виде репортажа и портрете.

Очень нравятся черно-белые фотографии, потому что они мысленно приближают меня к моих учителей и моих начал в фотолабораториях. Так легче выразить себя, я работаю через инстинкт и представляю свои фотографии в ч/б во время съемки. Мне очень комфортно как на съемках, так и пост-продакшн при работе на компьютере.

Мой нынешний проект — в цвете, он подходит больше. Так было легче выразить себя в цвете с поэтикой на тему столь же драматичной, как и Чернобыль. Тамошняя природа стала такой красивой и дикой в местах отчуждения. Я противопоставляю цветные портреты и интервью ликвидаторов. Считаю, что мы говорим чуть о мужчинах, которым так много обязаны.

Фотография остается уникальной для поимки мгновения жизни. Съемка уличной фотографии создает идеальное изображение, ее выполнение является социальным актом, который является свидетелем эпох со времени создания фотографии в ХVIII веке.

Опишите свою жизненную позицию.

— В жизни я огромный оптимист. Я работаю по зову сердца. Кроме семьи и фотографии, у меня есть еще два увлечения: мотоцикл и петанк. Я не забываю прошлого, будучи ориентированным на будущее.

Валерия ЗАПОЛЬСКАЯ

(эксклюзивно для «Украины молодой»)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *