Лісєвич: Как крайние правые методом Михника высмеивают слежения за ,,русскими’

В задумчивости исполнителей российского сценария в Польше, манипулирование языком ,,семантический упадок’ — наиболее вредный для нас результат законченной избирательной кампании

Лісєвич: Як крайні праві методом Міхніка висміюють стеження за ,,руськими’’

Москва. Кремль.pixabay.com/Public Domain/Creative Commons CC0

Язык издания Gazeta Wyborcza, которое в 90-х годах висміювало выявления агентов коммунистической Службы Безопасности изданием Gazeta Polska, и язык телевидения wRealu24, которое сейчас высмеивает это же издание Gazeta Polska за выявление ,,российских агентов’ это просто,копируй-вклей’. ,,Паранойя’, ,,фобия’, ,,заговорщицкие теории’, ,,обкидання призвіськами’, ,,слежение’ – каждое из этих понятий было в арсенале Адама Михника и каждое слышно в собеседников Марцина Тролли. История III Республики Польша показывает: одну из наибольших угроз польского общественной жизни составляет манипулирования языком, — то, что Збигнев Герберт называл в ее начальной стадии ,,семантическим упадком’ – пишет в издании Gazeta Polska – Петр Лісєвіч.

В задумчивости исполнителей российского сценария в Польше, манипулирование языком ,,семантический упадок’ -наиболее вредный для нас результат законченной избирательной кампании. Однозначно это показывает факт, что уже после завершения политических соревнований пророссийские политики еще усилили высмеивание ,,слежки за российскими агентами’. Не случайно Гжегож Браун (один из лидеров крайних правых) подал ироничное сообщение в прокуратуру по этому делу.

Висміюєш слежения за ,,русскими’? Ты агент, попутчик или идиот.

Нет ничего более компрометирующие для умного поляка, чем высмеивание присутствия российской агентуры в Польше. Каждый монтаж у нас пророссийских политсил и других форм агентуры влияния, то ли левых, то ли правых, составляет акт агрессии против Польши, более небпезпечний от кинення на нашу страну бомбы. Сбросить бомбу – ефектовна событие, бомбардировщика не только полюбить невозможно, но и не способ остаться к нему равнодушным.

Москве гораздо эффективнее имплементировать у нас разные формы агентуры влияния почерез их финансирование или поддержку, включительно с деятельностью заводов электронных троллей, чем захватывать Польшу войском и заставить нас его принять.

Пророссийские политсилы Москва устанавливает в настоящее время в ряде государств Европы, но Польша не может позволить на легкомысленное отношение к таким попыткам. Мы просто за около России живем, а на протяжении 250-ти последних лет нашей истории на протяжении 80-ти процентов времени она оккупировала большинство наших земель.

Сейчас от скорости и объема нашей реакции на проявления упомянутого ,,СЕМАНТИЧЕСКОГО УПАДКА ЯЗЫКА” может зависеть дальнейшая судьба Польши, в том в частности независимого лагеря, который условно называют правым, который должен остаться свободным от присутствия друзей Москвы в какой-нибудь фигуры.

Посткомуна, ВСЕ (Военные службы информации), оліґархи

Присутствие российской агентуры в польской общественной жизни, в политике, бизнесе, масс-медиа, научных учреждениях и других влиятельных осідках была самым большим препятствием в переформировании III Респібліки Польша в подлинно независимое государство.

Легальное существование на политической сцене посткоммунистической партии, что была продолжением Польской объединенной рабочей партии, то есть на практике имеющейся российской агентуры с коммунистических времен, доминирование бизнес – основоположником которых были спецслужбы, которые подлежали Москве, в конце долгое существование в структурах государства Военных служб информации, — были в этом имеющимися доказательствами.

Наиболее однозначными, такими, что можно посчитать, доказательствами российской агентуры было то, что более четверти века не удалось нам стать независимыми от российского газа и перекопать Віслинську Косу. Крепкая демонстрация силы российской агентуры – успех пропаганды, что высмеивала пути до правды в деле катастрофы в Смоленске.

Последние годы, после агрессии на Украину, были временем усыпления нашей бдительности в отношении российской агентуры. Если бы она вдруг исчезла за прикосновением волхва. Конечно, на самом деле, решительная большинство ее усилий перелаштована на поддержку уличной тотальной оппозиции и поношение образа Польши на Западе. Потому открытое сунення нам в головы после агрессии России на Украину варианта с лет 2010-2014, что отношения с Россией можно отеплити, — потеряло смысл.

Однако, в то же время, усилия по образованию одесную менее,русофобской’ последовательно воплощали в жизнь.

Люстратори: параноики, сумасшедшие и наркоманы

Книга Тересы Бохвіц ,,III речь Посполитая в сериях. Календарь событий январь 1989 – май 2004’ составляет истинное источник знаний на тему языка ее пропаганды. Пропагадивні средства воздействия для защиты агентуры родились при случае первой попытки люстрации и свержения правительства Яна Ольшевского в 1992 году.

Бохвіц отмечает, что 30 мая 1992 года социолог Стивен Мароди в издании Gazeta Wyborcza назвала действия ради люстрации ,,параноїчною реакцией’. Появляется также неологизм ,,ошолом’ (,,сумасшедший’), ,,охоты на ведьм’, ,,война на папки’ или ,,разжигание ада’.

Именно в это время всплывает мысль, чтобы представить Антони Мацєревича как параноика. Поскольку слежка за агентами должно быть паранойей, то параноиком должна быть отождествлена с люстрацией. Примитивное, простое и в настоящее время эффективное.

Согласно этой реторикою, сторонники люстрации не способны рационально, спокойно, уравновешенно мыслить. Кроме порівнань с психическими болезнями были и другие. ,,Инкубатор люстраторів, то есть Институт Национальной Памяти напоминает склад наркотиков, который охраняют наркоманы и торговцы наркотиками’, – писал в 2005 году Адам Михник.

Охотники за ,,русскими’: параноики, истерики, имеют бред

Попытки пророссийских правых, чтобы в подобный способ порочить тех, кто обвиняет их в пророссийскости, длится долго и годами было неэффективным. О чем речь? — наиболее отчетливо выразил это в 2014 году, при случае нападения России на Украину, Роберт Вінницкі. Он предложил применять новый вариант тзр.: Закона Ґодвіна, то есть принципа, согласно которому тот из соперников, который первый прірівняє противника до нацизма или Гитлера, прогриває дискуссию. Вінніцкі подтвердил, что этот принцип нужно применять к лицам, которые ,,винююхують скізь последовательно и истерично и параноїчно ,,русских агентов’. ,,Вот заявляю: применяешь – прогриваєш и сам себя висміюєш’ — предложил он.

Истерия, паранойя, фобия – опять эти самые слова. До сих пор старания Вінніцкого оказались неэффективными, потому что международное положение и задействования российской агентуры в ряде государств мира однозначно не поддерживало достоверности его утверждения.

Корвин-Микке гудит словно стажер из Gazeta Wyborcza

Я поискал, что о Антоне Мацєревича в своих інтеренетних речах на протяжении лет говорил Януш Корвин-Микке. Так, об Антоне Мацєревича, ибо понимало, что, так в пропаганде Gazeta Wyborcza, как и в нарративі Конфедерации Януша Корвин-Микке должна была вынырнуть лицо ликвидатора ВСЕ (Военных Служб Информации), который после занимался смоленской катастрофой.

То, что говорил Корвин-Микке, поражает отсутствием кого-либо оригинальности или ексцентризму, которыми известный политик. ,,Прошу взглянуть в глаза Антони Мацєревича. Это глаза параноика’ – написал в 2012 году. ,,Надо быть умственно больным, чтобы делать такую истерику по этому поводу’, – говорил о смоленской катастрофе в ходе встречи Корвин-Микке.

Якобы,независимый ум’ повторял мысли тысячи раз уже высказываемые самыми большими подхалимами естаблішменту. Словно читал по этой самой, підсуненої ему карточки. ,,Имеем дело с имеющимся случаем паранойи – кратко: параноидальных маячінь – а паранойя особенна тем, что она заразительна. В настоящее время, на практике заражено ею весь Закон и справедливость – и около четверть поляков’- гудел Корвин-Микке словно стажер из Gazeta Wyborcza, который пытался стать подхалимом шефов.

,,Сами агенты’, то есть еще одно сходство

Еще одно. То, что объединяет нарратив Gazeta Wyborcza и wRealu24, — это задействование обвинений о охота за ,,агентами’ или ,,русскими’ также в отношении лиц, которые… не обвиняют конкретного противника, что он ,,агент’ или ,,русский’. Так, как каждая речь о люстрации – должна была быть проявление паранойи, так сейчас должен им быть утверждение на тему пророссийскости Конфедерации. Говоришь, что мы пророссийские? Ага, то считаешь, что мы все агенты, то есть ты параноик!

Нет, не считаю. Конечно, пророссийский лагерь состоит, так из агентов, как и попутчиков, имеющих интерес в его поддержании и ,,гівноїдів’, или полезных идиотов. Поэтому политики и те, кто поддерживает Конфедерацию Корвина Микке, подражая ,,міхніковщину’ (понятие, описывающее негативное влияние Адама Михника на политическое положение и политическую систему в Польше после перелома 1989 года) пытаются поступить с противника больного параноика, который видит в этом плачевном коллективе только натренированных агентов ФСБ.

Источник: niezalezna.pl, Gazeta Polska, Автор: Петр Лісєвич/АР