Миротворцы на Донбассе: мощная стратегия или обычный пиар

Вместе с экспертами анализируем модель миротворческой миссии в Украине, которую предложило Министерство по вопросам временно оккупированных территорий.

Миротворці на Донбасі: потужна стратегія чи звичайний піар

У нашего государства уже есть видение того, какой должна быть миротворческая миссия ООН, заявили в МінТОТ, пишет газета Экспресс. По убеждению чиновников, за основу стоит взять так называемую хорватскую модель, апробированную 23 года назад.

Речь идет, в частности, о том, что во главе миротворческой миссии должна стоять международная переходная администрация. Она должна состоять из трех компонентов: военного (70%), полицейского (15%) и гражданской (15%). Каждый из них предусматривает определенные задачи.

Для примера, военный компонент — это разведение сил, разоружения, разминирование. Полицейский — поддерживание правопорядка, коммуникация с местным населением, защита собственности. Гражданский — восстановление системы образования, культуры, здравоохранения, проведения местных выборов, восстановление экономики и инфраструктуры и так далее.

В Министерстве по вопросам временно оккупированных территорий считают: миротворческая миссия на Донбассе должен насчитывать от 25 до 50 тысяч человек. Присоединиться к операции могут 30 или более стран.

Предложенную модель обсуждаем с Вадимом Трюханом, экспертом по внешней политики, международных отношений и безопасности, председателем правления “Европейского движения Украины”, и Богданом Яременко, председателем правления фонда “Майдан иностранных дел”.

— Насколько реалистичным считаете план по развертыванию миротворческой миссии, обнародованный МінТОТ?

В. Трюхан: — Ничего нового МінТОТ не предложило. Удивляет, что именно это министерство вдруг стало главным ньюз-мейкером на эту тему. Ведь вопрос развертывания миротворческой миссии — прерогатива МИД Украины, СНБО и Президента, который является Верховным Главнокомандующим и руководит внешнеполитической деятельностью.

На самом деле следует сосредоточиться на рутинной дипломатической работе с партнерами, результатом которой стало бы представление проекта резолюции на заседании Совета Безопасности ООН с подробным мандатом миротворческой миссии на всей территории ОРДЛО. Пока в Совбезе нет проекта такой резолюции, разработанной Украиной вместе со США, Францией, Германией и хотя бы в соавторстве еще с 30 — 40 странами, все остальное — пиар.

— Реально ли привлечь на Донбасс миротворческий контингент в количестве от 25 до 50 тысяч человек, как предлагает МінТОТ?

Бы. Яременко: — Численность миротворческого контингента под задачи, поставленные украинскими властями, имели бы посчитать специалисты ООН. Они лучше знают стандарты проведения миротворческой операции.

В. Трюхан: — Обычно перед тем, как развернуть миссию ООН, проводят так называемую fact-finding mission (миссия для выяснения ситуации на месте). По результатам ее доклада принимают решение о количественный и качественный состав миротворческой миссии, а также временные рамки, график размещения, структуру управления. Понятно, что миссия в составе менее 25 тысяч человек не справится с задачей.

— Какие страны могут принять участие в миротворческой миссии на Донбассе?

В. Трюхан: — Страны, которые имеют успешный опыт миротворческой деятельности, — прежде всего США, Великобритания, Франция, Канада, Австралия, а также те государства, которые обычно тоже принимают участие в миротворческих миссиях, таких как Швеция, Норвегия, Финляндия, Грузия и другие. Было бы также полезно одновременно с введением миссии ООН пригласить в Украину гуманитарные миссии разных стран и международные организации, которые специализируются на проектах с примирения, возвращения беженцев и внутренне перемещенных лиц, восстановления разрушенной инфраструктуры, объектов ЖКХ и тому подобное. Это могло бы сыграть роль смягчающей подушки в восприятии местным населением иностранцев в голубых шлемах с оружием в руках.

— Сколько ориентировочно может стоить развертывание миротворческой операции на Востоке Украины?

В. Трюхан: — Речь идет о сотнях миллионов, возможно, и более миллиарда долларов. Украине параллельно с разработкой резолюции в Совбезе ООН Украине следует проводить переговоры с международными партнерами по финансированию миссии. Ведь бюджет ООН на миротворческую деятельность, который в прошлые годы составлял около 8 миллиардов долларов, во-первых, распланирована, во-вторых, сокращается, в частности по инициативе президента США Дональда Трампа.