«Моральные ценности станут одним из важных вопросов в международной политике», – экс-президент Rothschild Conseil International Жан-Пьер Сальтьєль

«Моральні цінності стануть одним із важливих питань у міжнародній політиці», – екс-президент Rothschild Conseil International Жан-П’єр Сальтьєль

Жан-Пьер Сальтьєль – независимый член Наблюдательного совета Банка Кредит Днепр, всемирно известный французский экономист, Президент Rothschild Conseil International в 1999-2004 годах, партнер Maison Lazard et Cie, заместитель директора Credit Industriel et Commercial, рассказал в интервью Family Office инновации, международные перспективы Украины, сотрудничество с Банком Кредит Днепр и лучшую инвестицию в своей жизни.

– Мы живем в эпоху цифровых трансформаций. Назовите, пожалуйста, возможности и риски, на которые инвесторам стоит обратить внимание учитывая сегодняшний прогресс в технологиях.

– Я думаю, что рынок, в частности инвесторы, крайне заинтересованы в технологиях и готовы вкладывать необходимые средства в их развитие. Но эти технологии могут дать очень сильный положительный эффект, или же иметь довольно тяжелые последствия, в частности для рабочей силы. Соответственно для инвесторов должны быть созданы определенные правила или рамки внедрения технологий, которые касались бы последствий их использования для будущего.

– Какое будущее, на Ваш взгляд, в біткоїна и других криптовалют?

– Я – представитель старой школы, поэтому восхищаюсь людьми, которые реализовали такие идеи. Уже очевидно, что эффект получился гораздо большим, чем они предполагали, рассчитывая просто на элемент спекуляции. Я не советовал бы инвесторам, которые детально не разбираются в подобных процессах, вкладывать свои средства в такие типы валют. Если это спекуляция, которая касается части их достатка или части бизнеса, тогда все в порядке. Но если это систематические вложения – я их не рекомендовал бы.

Нам необходима денежно-кредитная политика, которая контролирует процентные ставки, доступность денег, валют. А у криптовалют нет возможности решать все эти очень большие проблемы, с которыми мы, несомненно, скоро столкнемся.

– Как, по Вашему мнению, на глобальную экономику влияет президент США Дональд Трамп своими спорными заявлениями и действиями?

– Нам всегда приходится приспосабливаться и к президенту США, и к американской экономике, потому что эта экономика – доминирующая, а доллар – доминирующая валюта. Взгляды Трампа весьма популярны среди части американского населения, но от них нет никакой пользы в решении внутренних и международных проблем, которые требуют его вмешательства. Я не вижу в них ничего обнадеживающего в случае возникновения в будущем проблем, при которых невозможно найти способы решения и возможные выходы из ситуации без международного сотрудничества. Этим его поведение меня беспокоит.

– Как Вы объясните то, что нынешний политикум представляют очень агрессивные лидеры – такие как Дональд Трамп, Владимир Путин?

– В мировой политике приходится иметь дело с эмоциями. По сравнению с предыдущими периодами эмоции стали гораздо более агрессивными, они бросают вызов рациональным решением. Меня смущает очень высокий уровень «жестко сформулированной, эмоциональной риторики» в общении нынешних лидеров с миром. Политическая агрессивность и переполнения эмоциями создают хрупкость, уязвимость. Это хорошо известно и в вашей стране. Люди всегда принимают решения об инвестициях, учитывая оценку стабильности ситуации. С нынешней эволюцией в политических настроениях чрезвычайно сложно выполнить это необходимое условие.

– Как можно оценить новую роль Китая в мировой экономике? Как, по Вашему мнению, будет расти влияние Китая на глобальную экономику в течение следующих нескольких лет?

«Моральні цінності стануть одним із важливих питань у міжнародній політиці», – екс-президент Rothschild Conseil International Жан-П’єр Сальтьєль

– Я считаю, что нужно смотреть на китайскую экономику с учетом того, что она очень быстро набирает обороты и посылает нам вызов. Китай должен продолжать свое развитие в сферах внутренней и международной стабильности. Руководство этой страны постоянно напоминает нам о важности международной торговли, международных финансовых потоков, о возможности иностранных инвестиций. Влияние Китая, очевидно, увеличится. Но как видно из недавних событий в отношениях с Африкой или с реакции на проекты на Шелковом пути, Китаю придется приспосабливаться к другим, если он хочет мирно продвигаться вперед.

– В каких странах эксперты ожидают новых кризисов в течение следующих нескольких лет? Что может стать причиной их возникновения?

– Думаю, что большой риск есть в США. Прежде всего, после периода роста, учитывая ситуацию на бирже в Соединенных Штатах, вполне нормально считать, что это не вечно, ведь смена цикла несет в себе угрозу. Наибольшей угрозой я считаю уровень долга. Я был обеспокоен уровнем мирового долга, частного долга и государственного долга к мировому ВВП. Как пример вы можете, скажем, поставить себе вопрос об устойчивости такого уровня задолженности и о возможности ее обслуживания. В определенный момент времени (в не таком далеком будущем) сумма обязательств по обслуживанию долга в американском бюджете будет больше военный бюджет. В таком случае я предлагаю вам оценить последствия.

– Какие страны, по Вашему мнению, будут основными мировыми державами в 2050 году?

– Очевидно, что Китай останется в этом тренде. Индия наверное будет догонять его. Реальный вопрос заключается в том, найдет ли Европа в будущем способ укрепить свой экономический и политический суверенитет, чтобы быть в состоянии бросить вызов этим новым мировым державам. Страна может процветать, может развивать собственную экономику и создавать благосостояние для своих граждан. Но должна ли она вследствие своего роста становиться Государством и использовать этот свой мощный рычаг силы и величия? Думаю, что в будущем для нас это одно из самых неизвестных. Будет ли международное сообщество группы стран, учитывая их величие, заинтересованным в развитии своей силы? Или же проблемы, с которыми мы столкнемся в мировой экономике, проблемы экологии, последствия цифровой революции будут такими, что страны, которые процветают, выберут сотрудничество, а не просто силу?

– Согласны ли Вы с тем, что моральные ценности так же важны для прогресса страны, как и технологии?

– Я считаю, что в определенный момент, когда мы будем иметь дело с очень большими мировыми проблемами, моральные ценности – их определение, приоритетность и способы обмена ими – безусловно, станут одним из важнейших вопросов в международной политике.

– Какое лучшее инвестиционное решение Вы приняли в своей карьере?

– Мое лучшее инвестиционное решение было реализовано несколько лет назад. Я инвестировал в мексиканское сельское хозяйство, в сегмент фруктов, цветов и овощей. Я увидел в этой стране потенциал, который, учитывая размер американского рынка можно использовать как конкурентное преимущество для легко экспортируемых товаров. Я сказал бы, что рынок, который развивается, близкий к очень крупного потребительского рынка, по конкурентоспособным ценам, конкурентоспособной рабочей силой и долей удачи, достигнет успеха.

– Вы – член наблюдательного совета «Банка Кредит Днепр». И хотя я уверена, что Вы знаете обо всех проблемах, которые существуют у нас в украинской банковской системе с ее «плохими кредитами», все же продолжаете работать с украинским финучреждением. Какова Ваша мотивация в работе с «Банком Кредит Днепр»?

– Причина достаточно проста. Во-первых, я твердо верю в будущее частных банков. С точки зрения управления, развития бизнеса, взглядов, автономии, возможности принятия решений на основе банковских правил частный сектор в банковской сфере – один из основных элементов роста и процветания в наших странах. Считаю, страна найдет огромную выгоду в поддержке и развитии частных банков в Украине. Это одна из причин. Во-вторых, когда мы в самом начале изучали рыночную ситуацию, то увидели потенциал роста в таких секторах, как сельское хозяйство и розничная торговля. Поэтому с точки зрения бизнес-предложения, сфокусированной в этих секторах, банк имеет достаточно интересную цель для развития. И в-третьих, я думаю, что наша цель – незаангажированно следить за тем, как руководство продвигается с реализацией задач, и, насколько это возможно, оказывать помощь во всех ситуациях, когда опыт независимых членов наблюдательного совета полезен для компании. Подчеркну, что мы – независимые члены совета, то есть люди, которые просто дают советы и делятся мнениями на основе собственного опыта в этой сфере деятельности.

– Вы всегда высоко оценивали инвестиционную привлекательность Украины. Недавно было сообщение о том, что объемы прямых иностранных инвестиций в Украину в 2017 году выросли на 4,3%. С чем, по Вашему мнению, это связано?

– В Украине есть две составляющие потенциала: сельское хозяйство и энергетика. Также существует большой интерес к разработке IT-технологий. Считаю, что в интересах Украины очень важно развивать отношения с крупными европейскими соседями, а также с Турцией, Ближним Востоком и Китаем. Это будет одним из элементов стабильности и роста, в каком-то смысле уменьшит политические риски.

– Способна ли наша страна на нынешнем этапе соответствовать ожиданиям инвесторов? Какие конкретные шаги стоит предпринять правительству, чтобы улучшить инвестиционный климат в будущем?

– Я был свидетелем ряда встреч по этому вопросу до и после подписания углубленного Соглашения о внешней торговле между Украиной и Европейским союзом. Много усилий было вложено в то, чтобы показать Украину как привлекательную страну для инвестиций. Сейчас мы находимся в моменте политической неопределенности. И я не верю, что в этот момент было бы целесообразно продолжать подобные инициативы, пока мы не узнаем, какие цели и критерии следующей администрации. Это определит сектора, куда будут привлекаться инвестиции, поможет указать на политические риски, которые являются основным критерием для иностранных инвесторов.

Фотографии Pinchuk Fund, Yes Ukraine.

Полную версию интервью читайте на портале Family Office по ссылке.