Освобожденная ниша: экономические последствия блокады ОРДіЛО

Звільнена ніша: економічні наслідки блокади ОРДіЛО

Как сказалось на тяжелой промышленности Украины прекращение торговли с ОРДіЛО прошлого года

Еще до прекращения полномасштабной торговли с ОРДіЛО Неделю писал: несмотря на все попытки запугивания со стороны чиновников и олигархов, которые имели активы на оккупированной территории, разрыв экономических связей с оккупированными врагом территориями не лишь не приведет к катастрофе в украинской экономике, но и вполне способно простимулировать рост в ряде секторов тяжелой промышленности на подконтрольных Украине территориях (см. № 10/2017). Тем более что до начала этой торговой блокады очевидной была обратная тенденция — к сокращению или сдерживанию объемов производства на предприятиях с подконтрольных территорий в пользу его поддержание (или увеличение) в ОРДіЛО даже в пределах отдельных олигархических компаний (см. «На стороне врага» № 49/2016; «Призрак металлургического коллапса» № 12/2017; «Энергетическая независимость vs Монополия Ахметова» № 10/2017).

Развитие событий за последние почти полтора года после прекращения экономических связей с оккупированными территориями подтвердил на практике приведенные аргументы и прогнозы.

Второе дыхание

Эффект мог бы быть и более ярким целенаправленной государственной политики замещения утраченных в ОРДіЛО мощностей и использования возможностей от прекращения поставок оттуда для развития альтернативных производств в Украине. Однако в реальности мы все же получили отказ от львиной доли антрацита, который до блокады массово завозился с ОРДіЛО и уверенно вытеснял добыча газового угля на подконтрольной территории.

Масштабной реконструкции всех ТЭС с целью перевода их на сжигание исключительно такого угля, увы, все еще не произошло. Однако как государственная Центрэнерго, так и крупнейший частный производитель тока на угольных блоках ДТЭК начали и продолжают процесс перевода своих мощностей на использование газового угля.

Доля этого топлива, которое добывается на шахтах подконтрольной Украине территории, в общем потреблении твердых углеводородов неуклонно растет. А использование и импорт антрацита, хоть и медленнее, чем должно бы быть, но все же сокращается. Даже на ТЭС ДТЭК, согласно последним данным, более 75% сжигаемого угля приходится на его газовую группу.

Как следствие, довольно стремительно повышается добыча энергетического угля на подконтрольных Украине шахтах. В частности, уже прошлого года он вырос на 1,23 млн т (с 24,96 млн до 26,19 млн т). Да и с начала 2018-го тенденция не меняется: в январе — апреле на территориях, подконтрольных Украине, добыто 9,08 млн т энергетического угля против 8,85 млн т того самого периода 2017-го.

Запланированные на текущий год значительные инвестиции в угледобычу дают основания считать, что этот процесс будет продолжаться и дальше, ведь основные игроки рынка угольной генерации тока уверенно держат курс на замещение импортного антрацита на уголь газовой группы, который может в значительно больших объемах добываться в стране

.

Металлургические парадоксы

Еще более стремительно преодолевает последствия от потери на оккупированных территориях части производственных мощностей отечественный горно-металлургический сектор.

Производство чугуна с апреля 2017-го по декабрь 2017‑го выросло с 1,47 млн т до 1,88 млн т, кокса — с 0,74 млн т до 0,93 млн т. С начала 2018 года производство последнего на подконтрольной территории постепенно достигло прошлогодних показателей (с учетом объемов производства в ОРДіЛО) и даже превзошло их.

Так, уже в январе этого года произведено 0,95 млн т кокса, тогда как в тот же период 2017-го было изготовлено лишь 0,73 млн т, а вместе с предприятиями на территориях ОРДіЛО — 1,01 млн т. Производство чугуна (1,97 млн т) на 6,5% превысило показатель доблокадного января 2017‑го даже с учетом объемов оккупированных предприятий. При этом предприятия на подконтрольной территории увеличили его производство на четверть — с 1,57 млн т до 1,97 млн т.
В общем, за неполное первое полугодие 2018 года (январь–май) объемы производства кокса, чугуна, стали и проката удалось нарастить до уровней, близких к аналогичному периоду прошлого года, а в некоторых случаях даже превысить показатели 2017-го.

В частности, по оперативным данным Укрметалургпрому, производство чугуна за этот период выросло на подконтрольных территориях на 15%. А его общий объем уже превзошел на 8% результат за соответствующий период 2017-го даже с учетом показателей предприятий с ОРДіЛО, которые в январе — феврале прошлого года статистически включались в общеукраинских показателей. Кокса-основного топлива для производства чугуна, за январь — апрель произведено на 21% больше, чем за тот же период 2017-го (даже учитывая предприятия на оккупированной территории).

Ситуация с производством кокса и чугуна наиболее показательна, ибо именно эти два вида металлургической продукции назывались как потенциально наиболее уязвимы от последствий прекращения экономических отношений с ОРДіЛО. Ведь значительная часть коксующегося угля и кокса поставлялась оттуда. А в производстве чугуна эти углеводороды играют ключевую роль с точки зрения как его технологий, так и себестоимости.

Звільнена ніша: економічні наслідки блокади ОРДіЛО

Несколько хуже ситуация с производством стали. За пять прошедших месяцев 2018 года на подконтрольной Украине территории было выплавлено всего на 5% больше, чем в прошлом году. Однако это столько же, сколько было выплавлено в прошлом году, но с учетом предприятий с оккупированных территорий еще до блокады. Более слабая динамика по стали, подавляющая доля которой выплавляется из чугуна, а остальные из металлолома (которого в Украине в последнее время в изобилии благодаря повышенным пошлинам на его экспорт), показывает, что главным сдерживающим фактором отечественной металлургии является не «разрыв традиционных производственных цепочек» с ОРДіЛО, а проблемы со сбытом металлопродукции с более высокой добавленной стоимостью в условиях обострения конкуренции на мировом рынке. Вопреки мнению, что прекращение торговли с ОРДіЛО мало «ударить» сильнее всего именно по конкурентоспособности украинского чугуна, на самом деле его на мировых рынках покупают значительно охотнее, чем сталь или прокат.

Таким образом, год, который прошел после прекращения экономических отношений с ОРДіЛО, подтвердил аргументы Недели, что апокалиптические прогнозы для украинской металлургии вследствие разрыва с ОРДіЛО — это лишь манипуляция, организованная пророссийским лобби, а также олигархами, которые надеялись и дальше усидеть на двух стульях и за счет Украины поддерживать производство продукции ГМК на захваченных врагом территориях.

Большинство индустриальных регионов юго-востока страны получили очевидную выгоду от разрыва промышленных контактов с ОРДіЛО. Сейчас индустрия трех регионов Украины, некогда тесно связанных производственными цепочками с территорией ОРДіЛО, развивается ускоренными темпами по сравнению с другими районами страны. Например, если рост промышленного производства в целом по Украине за первые четыре месяца 2018 года составил 2,6%, то в Донецкой области — 3,3%, Запорожской — 5,3%, Днепропетровской — 6,4%.

Причем наращивается производство продукции горно-металлургического комплекса именно после того, как был положен конец доступа конкурентов с ОРДіЛО на рынок. Заметная такая тенденция на Запорожье, где уже в первые месяцы после блокады, весной 2017-го, не только не произошло спада в промышленности, а наоборот, наблюдался динамический движение по восходящей.

Такое возвышение в ГМК продолжается и в 2018-м и опережает общую динамику промышленности области. Например, в январе — апреле этого года в области прирост в металлургии составил 10,6%, в производстве кокса — 5,7% (при росте, к примеру, в обрабатывающей промышленности в целом на 4,2%). Замещение производителей с ОРДіЛО и масштабная реконструкция доменного производства на «Запорожстали» обеспечила увеличение производства чугуна на предприятии за первые пять месяцев нынешнего года на 28,5% (по сравнению с аналогичным периодом 2017-го), стали — на 7,4%, а проката — на 13,8%. Ожидаемое в текущем году резкое увеличение производства должно существенно увеличить долю региона в общероссийских показателях.

На подконтрольной территории Донецкой области промышленное производство по результатам первых четырех месяцев 2018 года выросло на 3,3%. Однако в действительности эти показатели являются значительно большими, ведь до блокады 22% промышленной продукции, которую местный отдел статистики включал в показатели по области, фактически производилось на неподконтрольных Украине землях.

Стремительное замещение захваченных врагом мощностей в ОРДіЛО наглядно иллюстрирует корпоративная отчетность Метинвеста, фактически монопольного производителя металлопродукции в Донецкой области. За первый квартал 2018 года по сравнению с аналогичным периодом 2017-го производство чугуна на мариупольских комбинатах компании выросло на 24%. Это не только компенсировало потерянные на оккупированной территории мощности, но и позволило превысить на 9% показатели первого квартала 2017 года, даже с учетом предприятий в ОРДіЛО. К тому же потенциал приазовских комбинатов используется далеко не на полную мощность. Поэтому если осуществить еще и необходимую реконструкцию для повышения экологичности их работы и сортамента продукции, то они будут иметь очень большие возможности для дальнейшего наращивания производства.

А производство кокса на предприятиях Метинвеста, которому прошлой зимой через разрыв с ОРДіЛО прочили едва ли не наиболее апокалиптические последствия в этом производственном сегменте, в первом квартале 2018-го выросло на 38% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Несмотря на потерю производства на захваченных территориях, оно было не просто успешно замещено, но и превзойденное мощностями компании на подконтрольной Украине территории.

Проблемы со сбытом

Однако, как и доказывал еще весной прошлого года Неделю, наибольшую проблему для украинского горно-металлургического комплекса составляет не «разрыв традиционных производственных цепочек» в результате прекращения торговли с ОРДіЛО, а прежде всего проблемы со сбытом.

Свою роль в этом, конечно же, играют и ограничительные меры со стороны ЕС и США. Например, в октябре 2017 года Евросоюз ввел антидемпинговые пошлины на импорт стали горячего проката, в том числе из Украины. А в начале марта 2018-го уже США ввели 25-процентную пошлину на импорт сталелитейной продукции. Однако за последние десятилетия такие ограничения устанавливаются не впервые.

Но гораздо большей проблемой для сбыта продукции украинской металлургии является хроническое недоинвестирование, вызванное паразитическим, мародерським отношением к собственных предприятий нынешних металлургических олигархов, и прежде всего крупнейших — Рината Ахметова и его бизнес-партнера Вадима Новинского.

В результате подконтрольные им промышленные предприятия, а вместе с ними и весь металлургический сектор Украины, не только неустанно теряют необходимую конкурентоспособность и соответствующую долю на мировом рынке, но и постепенно вытесняются даже с внутреннего иностранными производителями.

Так, согласно данным Укрметалургпрому, за четыре месяца 2018 года с 6,2 млн т произведенного украинскими предприятиями было экспортировано металлопроката 5,16 млн т. Причем несмотря на благоприятную ценовую конъюнктуру на мировом рынке увеличивалось преимущественно поставку полуфабрикатов, доля которых выросла до 44% против 40% за тот же период прошлого года.

В то же время на внутреннем рынке украинские производители были существенно посунуті иностранными поставщиками готового проката. При сохранении его общего объема (1,42 млн т за четыре месяца 2018 года по сравнению с 1,44 млн т за тот же период 2017-го) импорт металла вырос почти на четверть — с 0,33 млн до 0,4 млн т, а его доля на рынке — с 23% до 28% по физическим объемам. При этом импорт еще дороже из-за того, что это продукция с более высокой добавленной стоимостью.
Таким образом, за четыре месяца 2018 года за потребление в стране металлопроката практически на уровне аналогичного периода 2017-го доля импорта выросла на 21%, и произошло это из-за вытеснения отечественных производителей с внутреннего рынка. Стоит отметить, что крупнейшими поставщиками металлопроката в Украину в этом году являются страны СНГ (59%), прежде всего Россия и Казахстан. А присутствие на отечественном рынке металлопродукции с ЕС остается незначительной (16,2%).

Share Button