От безрезультатности к… восстановление. Реанимация нормандского формата как попытка прекратить войну

Від безрезультатності до… відновлення. Реанімація нормандського формату як спроба припинити війну

Фото: unian.ua

Лидеры авторитетных государств и на шестой год войны на Востоке Украины не в состоянии найти пути ее окончания. Немецкий канцлер Ангела Меркель анонсировала проведение саммита Нормандской четверки в Париже. Впервые в четырехугольнике государств «Украина – Германия – Франция – Россия» будет фигурировать Владимир Зеленский. На что рассчитывать с восстановлением нормандского формата (НФ)?

Желание есть…

От первой встречи в НФ в июне 2014 года в Бенувілі во французской Нормандии состав руководителей государств обновился наполовину. Президентов Франции и Украины Франсуа Олланда и Петра Порошенко заменили преемники Эмманюэль Макрон и Владимир Зеленский. Господин Зеленский как глава государства во время первого зарубежного визита уже имел встречи с Макроном и Меркель. Его общение с Путиным ограничилось телефонными беседами. Президент РФ вроде бы не против встречи с украинским коллегой, но при условии прямых переговоров Киева с главарями сепаратистов на Донбассе. В интервью «1+1» Владимир Зеленский признался: во время второго телефонного разговора они с Путиным договорились о том, что следующий контакт президентов Украины и РФ будет личной встречей именно в НФ.

Госпожа Меркель назвала Париж, а не пригласила в Берлин, потому что предыдущая нормандская встреча была в Германии, на очереди Франция. Последний саммит в упомянутом формате состоялся еще в октябре 2016-го. Новой встречи, которая, по словам господина Макрона, должно пройти в сентябре, будут предшествовать подготовительные встречи советников и министров иностранных дел.

Владимир Зеленский отмечал необходимость переговоров в НФ. Украину будут представлять новые лица не только в лице президента. Имеем новое правительство и нового главу МИД украины Вадима Пристайко. Выступая в Верховной Раде перед голосованием за его кандидатуру на должность министра, господин Пристайко сообщил, что крупнейшим внешнеполитическим приоритетом будет восстановление мира на Востоке и возвращение Крыма:

«Пять долгих лет мы ведем неравную борьбу с РФ… Нам нужны мир и стабильность. Не можем и не будем вести бесконечные переговоры в разных форматах. Ценю работу, проделанную ко мне. Верю, что благодаря упрямству, осторожности, иногда хитрости наших предшественников и безусловной поддержке партнеров удалось предотвратить катастрофу – полномасштабную войну с Россией, которая грозила полной деінтеграцією и исчезновением Украины с международной арены».

Вадим Пристайко четко назвал агрессора – Россия. Задачи дипломатической службы, по его словам, чтобы об этом говорили не только мы, но и наши партнеры. Недаром нардеп от партии «ЕС» Артур Герасимов напомнил господину Пристайку, что в последние 100 дней мы теряли субъектность, об Украине говорят без Украины. В то же время на тот момент без пяти минут министр отметил предложенных президентом компромиссных шагах, прежде всего, «направленных на восстановление связей с нашим собственным народом, который оказался за линией соприкосновения». Вопрос в том, насколько глубоко украинская власть погружаться в компромиссы, не пренебрегая интересами государства?

2 сентября в Берлине состоялась восьмигодинна встреча в НФ на уровне советников при участии Вадима Пристайко. Украинский министр подчеркнул определенных успехах, но в детали не вдавался. Впрочем, среди конкретных вещей, которых необходимо достичь, он назвал завершение процесса разведения войск в Станице Луганской. Темы миротворческой миссии на востоке Украины и обмена заложниками не обсуждались. Дата саммита пока неизвестна.

…с готовностью сложнее

Убежденность в необходимости Нормандского саммита еще не означает готовность к мероприятию. Исполнительный директор Института мировой политики Евгений Магда заверил Opinion, что Украина не готова к такой встрече по ряду причин:

«Главные из них – дефицит политического опыта президента Владимира Зеленского, короткая скамейка запасных в сфере внешней политики. Но его победа на президентских выборах и триумф “СН” в парламентской кампании создают ситуацию сосредоточение власти в одних руках, которую Запад вполне может истолковать как благоприятное для воплощения в жизнь Минских договоренностей, чего упорно избегал Петр Порошенко. Такой сценарий несет существенные угрозы для стабильности политической власти в Украине».

НФ требует трансформации. Не исключено, со временем будет не привычная четверка государств, а шестерка. Владимир Зеленский хотел бы видеть в составе переговорщиков руководителей США и Великобритании. Курт Волкер заявил о готовности американцев присоединиться к НФ. Но нужно ли это президенту Трампу? Интересны Лондону проблемы дальнего Донбасса?

«Способность приобщить США и Великобританию к работе Нормандской четверки – блеф, поскольку ни Вашингтон, ни Лондон не имеют резонов для этого присоединения, – считает Евгений Магда. – Еще один фактор – не вижу для России оснований усиливать позиции оппонента. Заявление Курта Волкера имеет под собой очевидные основания: он уже третий год работает на посту спецпредставителя Госдепа США в Украине, однако не достиг никакого значимого успеха. Для британского премьера Бориса Джонсона в следующие два месяца главной проблемой будет Brexit, и не вижу причин, через которые он должен менять свои приоритеты».

Владимир Зеленский не единственный из украинских политиков за расширение НФ. Юлия Тимошенко в рамках «Нового курса» тоже это предлагала. Но позиции только украинской стороны для продвижения этого вопроса недостаточно.

«Во-первых, расширение НФ зависит не только от Украины, но и от воли государств, которые принимают непосредственное участие в нем, – сообщил Opinion Виктор Савінок, эксперт-международник. – Во-вторых, от воли государств, на которые Украина желает распространить НФ – Великобритании и США. В 2014 году, когда Украина пыталась инициировать межгосударственные консультации, опираясь на Будапештский меморандум, ни США, ни Великобритания не продемонстрировали существенного интереса к ним. Не вижу особого изменения позиций этих стран».

По мнению политика, дипломата, бывшего представителя Украины на переговорах в Минске Романа Бессмертного, предложение приобщить к НФ Великобританию и США достойна внимания. Именно через это снова заговорили о формате и желание восстановить его работу.

«Не случайно Семерка (G7 – прим. ред.) рассматривала вопрос Украины, включен в итоговое заявление, – рассказал Opinion господин Безсмертный. – Это свидетельствует о том, что все страны Семерки проявляют колоссальный интерес к участию в этом процессе. Они будут делать все необходимое, чтобы вопрос рассмотрели. Но будут ли они вскоре приобщены к формату? Сомневаюсь. Есть несколько причин. Первая – производительность его работы. Вторая – желание отдельных членов Семерки принять Россию восьмой. Находиться с РФ за разными столами, особенно конфликтными, будет очень сложно. Третья – надвигающегося экономического кризиса, которая потребует для всех членов Семерки и Двадцатки другого характера отношений с РФ. Хотя предложение правильное, и Украине надо инициировать разного рода форматы, площадки, на которых обсуждался бы вопрос безопасности».

Что делать?

Никто ничего за нас не будет решать. Поэтому Украине следует проявлять инициативность и настойчивость, последовательность и систематичность, творческие подходы и нестандартные решения в вопросах переговоров с западными партнерами относительно прекращения войны на Донбассе.

«Чтобы избежать ослабления позиций и существенного кризиса, украинское руководство должно выступать единым голосом, четко подчеркивая агрессивных действиях России, – отметил Евгений Магда. – Тактические реверансы перед агрессором, даже если они обусловлены переговорами об обмене пленными, не является эффективным путем для урегулирования конфликта на Донбассе. Позволю себе посоветовать Владимиру Зеленскому вслух обозначить красные линии и не пересекать их, вопреки желанию наших партнеров».

«По некоторым вопросам, озвученным в Донецке, Луганске, Москве, ответы сформированы, и не советовал бы украинскому руководству возвращаться к ним, потому что они уже определены как окончательные, на пользу Украины, – считает Роман Бессмертный. – Вопрос номер один – ни в коем случае не вносить изменений в Конституцию. Второе – так называемая “формула Штайнмайера”. Сейчас многими она трактуется не так, как звучала в оригинале, но важно, чтобы украинская сторона имела свое понимание этой “формулы”. Следующее – в вопросах безопасности, экономики, социально-гуманитарного блока и политической стабилизации украинская сторона должна иметь свои предложения. Она должна быть жесткой в вопросах безопасности, конструктивной по всей повестке дня, видеть свои дорожную карту и ответы. За такого подхода Украина получит победу в дипломатическом противостоянии с РФ».

Итак, советы сводятся к тому, что решения проблем Украины без присутствия Украины не может быть в принципе. Важно согласование позиций между всеми сторонами диалога.

«Однако следует иметь в виду, что при определенном стечении обстоятельств, определенных интересов некоторые стороны, в частности США и РФ могут договориться и без Украины, – предупредил Виктор Савінок. – Поэтому нам необходимо находить аргументы, убеждать и Вашингтон, и Берлин, и Париж в том, что привлечение Украины просто необходимо. И ни один вопрос, который будет касаться Украины, Крыма, российской агрессии на Донбассе, не может решаться вне широким украинским контекстом и составлять предмет каких обмена или торга».

Не уступать

«Надежды на Нормандский саммит? Может ли Украина получить хотя бы маленькую победу относительно прекращения войны на Востоке?» – спросил Opinion известных украинцев.

Від безрезультатності до… відновлення. Реанімація нормандського формату як спроба припинити війну

Анастасия Станко, журналистка:

«Если обмен пленными состоится, то встреча в НФ будет уместна, чтобы тоже сказать – нам удалось, ибо давно не удавалось на самом деле. Для Меркель и Макрона важно также показать этот успех, ведь НФ многими успехами похвастаться не может. Но, очевидно, что это будут и разговоры о дальнейших шагах. Не думаю, что Россия просто готова поменять своих на наших, за обменом стоит еще что-то. Это и разговоры вокруг того, чтобы снять с России часть санкций, или возвращение ее в G7. То есть после обмена Путин может говорить: “Смотрите, здесь можно договариваться, мы со своей стороны все сделали, делайте и вы”. Думаю, президент Зеленский тоже хочет показать какие-то результаты и побыстрее. Что меня радует? Здесь же меньше публичной риторики – вокруг и вопрос обмена. И рада, что наконец не слышим постоянно “ключи в Путина”, а все-таки стараемся что-то делать. Очень хочется, чтобы вопрос сдвинулся с мертвой точки. В то же время, читая того же Чеснакова, близкого к Суркову, понимаем, что РФ заинтересована сделать из Донбасса что-то типа буферной зоны, где Украина будет иметь лишь номинальную власть. Поэтому, конечно, Путин будет предлагать различные политические варианты сразу после безопасности и гуманитарным, или даже вместе с ними, как он это всегда любит делать. Например, закон об особом статусе Донбасса, записанные в Минских договоренностях, – продолжение его действия проголосовано в Раде только до 1 декабря 2019-го. У России есть заинтересованность и в изменениях к Конституции, и в осуществлении этого закона. Если говорим о Минских, то там только один пункт, записан очень четко. Начало вывода войск на следующий день после выборов. Посмотрим, что готова предложить Украина, и какая у нас дорожная карта, как выполнить Минск».

Від безрезультатності до… відновлення. Реанімація нормандського формату як спроба припинити війну

Тарас Федюк, поэт:

«Мне кажется, что Украина при нынешней власти теряет субъектность. Поэтому нам, украинцам, предвидеть развитие событий, которые от нас не зависят, довольно трудно. Как хотят “договориться” об Украине Россия и Запад? Мне кажется так: небольшие уступки со стороны России и большие уступки (де-факто капитуляция, когда небольшая, сепаратистски настроенная часть страны будет контролировать внешнюю политику всего государства) со стороны Украины».

Від безрезультатності до… відновлення. Реанімація нормандського формату як спроба припинити війну

Оксана Кузив, писательница, член НСЖУ:

«В 2014 – 2015 годах еще ожидала на соответствующую трезвую реакцию мира по урегулированию вопроса войны в Украине, на четкую позицию относительно Минских договоренностей, но воз и дальше там. Сейчас от Нормандской четверки не ожидаю ничего – это лишь переливание из пустого в порожнее и попытки демонстрировать якобы неравнодушие. Каждый думает только о свой дом, даром, что она горит у соседей, – главное, чтобы пламя не перекинулось на их».

Від безрезультатності до… відновлення. Реанімація нормандського формату як спроба припинити війну

Александр Ягольник, продюсер, композитор:

«Мои надежды и ощущение, что наконец дело сдвинется с мертвой точки. США всегда переигрывали РФ в ключевых вопросах, а украинский вопрос – ключевое, потому что слишком уже долго тянется. Путин не любил Порошенко, сейчас Президент Украины – другой, у них есть контакт в виде телефонного общения. А это важно – поэтому шансов сейчас больше».

Текст: Виктор Цвіліховський