Пятая колонна — злокачественная опухоль

П'ята колона - злоякісна пухлина

Откуда берутся источники скрытого сепаратизма в Украине и удастся ли ее от этого вылечить

Одним из признаков автократий является отсутствие политической альтернативы, любая оппозиция уничтожается в прямом смысле. В лучшем случае на ее место приходят полностью подконтрольные, «ручные» политики для имитации демократического процесса и создания контраста с «отцом нации». Такую картинку Украины часто рисуют российские масс-медиа, мол, власть незаконно захватили фашисты, которые подавили своих противников.

Чтобы опровергнуть тезис о «киевскую хунту», достаточно выйти на улицу. Откровенно пророссийских движений образца Партии регионов или крымских объединений наподобие блока «Русское единство» сегодня, к счастью, не увидишь, потому что такая позиция равна политическому суициду. Впрочем, это не означает, что их электорат остался заброшенным. В стране есть вполне успешное многообразие политических сил, в частности опосредованно антиукраинских. И они имеют свою, к сожалению, довольно значительную армию поклонников. В этой ситуации главное разделить два понятия. Классическая оппозиция является залогом нормального политического процесса в демократических странах. Именно благодаря конкуренции между силами и ответственности перед избирателями обеспечивается прогресс государства. У лейбористов есть свои консерваторы, у республиканцев демократы. Их функция — конструктивная критика, принуждение к компромиссам и представление интересов всех избирателей ради лучшего развития. Именно процветание своей страны является конечной целью политического баланса мнений. И это главное отличие нормальной оппозиции в мире от антиукраинской в нашей стране. Украинская пятая колонна борется не за прогресс, ее стремление делают невозможным существование независимого процветающего государства. Поэтому борьба с бывшими регионалами или коммунистами, которые не бывают бывшими, — не подавление политических конкурентов, а вопрос банального выживания страны.

Своего врага надо знать. Интересные ответы относительно мировоззрения скрытых противников Украины можно найти, если погрузиться в социологию. В 2016 году Центром Разумкова был проведен ряд исследований, которые наглядно продемонстрировали различия в идеологии граждан в зависимости от их географической сосредоточенности. Так, отношение к главных положений нового украинского курса четко коррелирует с географическим распределением бывших симпатий избирателей. Например, довольно простой вопрос о роли России в конфликте на Донбассе имеет на первый взгляд простую и очевидную ответ, если брать результаты в целом по стране: 70,3% респондентов считают Кремль агрессором и лишь 11,9% верит в непричастность Москвы. Однако распределение по регионам страны показывает другое. Жители южных районов и Востока (которые традиционно были основой электората Партии регионов, а позднее превратились в сторонников «Новороссии») не уверены в вине РФ, агрессором ее считают только соответственно 45,4% и 49,2%. 18,5% на Юге и 27% — на Востоке уверены, что Россия к этой войне вообще не причастна. Похожий расклад и по отношению к так называемых ДНР/ЛНВ. Тогда как 62% страны считают эти образования террористическими, 31,6% — на Юге и 42,9% на Востоке думают, что это представители населения соответствующих территорий. Кроме ситуации внутри государства, отдельное мнение есть и относительно внешнеполитического вектора.

борьба с бывшими регионалами или коммунистами, которые не бывают бывшими, — не подавление политических конкурентов, а вопрос банального выживания страны

Эти же регионы лидируют в желании сделать отношения с РФ приоритетными для Украины: 21,4% (Юг) и 22,4% (Восток). Они ностальгируют по СССР и хотят, чтобы Украина оставалась в его уменьшенном аналоге, СНГ, или вообще мечтают о создании единого союзного государства с Россией и Беларусью. В то же время эти люди против евроатлантического вектора страны. Так, негативно высказались относительно вступления в ЕС соответственно 57,6% и 52,8% жителей Юга и Востока, так же они лидируют среди противников возможного вступления в НАТО (48,1% и 70,1%). Показательно то, что за такую политику высказываются в основном люди старшего возраста, тогда как молодежь (возрастная категория от 18 до 29 лет) имеет противоположный, оптимистический в отношении Нато и Евросоюза взгляд. Следовательно, дело не только в географии. Статистика подчеркивает настоятельную потребность в декоммунизации, не только в названиях или монументах, но и в мыслях поклонников советского прошлого.

Определенную роль здесь играет банальная человеческая ностальгия. Происходит подмена понятий: лучшие времена для отдельного человека, то есть молодости, когда сил много, болезней нет, а работа дарит удовольствие, показываются как лучшие моменты для государства. Такой прием любят использовать политтехнологи: рассказывая о «лучшее в мире мороженое», о том, «какую страну загубили», и легендарную «колбасу по 2,20», они умело намекают, что для возвращения этого нужно сделать совсем немного — лишь допустить к власти определенную группу человек. А она уже волшебным образом сможет вернуть «те времена», твердого лидера, колбасу и молодость. Однако ни на одном митинге не вспоминают о НКВД/КГБ, пустые полки магазинов и провалы в экономике. Не говорят, что ради короткого возвращения «тех времен» эти люди могут расплатиться достойным будущим своих детей. Именно они потом составляют 66,8%, которые расценивают путь как ошибочный, и 23,9%, что не верят, якобы страна способна преодолеть трудности (против 17,8%, что оптимистично смотрят в будущее). Сторонники такого курса терпеливо ждут, когда наконец власть поменяется, придут «свои», чтобы навести порядок. Тогда вернется «нерушимая дружба братских народов», восстановится культ «Дня Победы», они с распростертыми объятиями встретят гостей с Востока, извиняясь за временное єврозапаморочення. Простят Крым, с ним Донбасс, и пусть будет что будет, «чтобы не было войны». Эти люди уверены в своих силах, ибо их кумиры вместо тюрьмы получили мандаты, а неудовлетворительное движение реформ ежедневно уменьшает лагерь защитников европейского вектора.

Потому периодически появляются «пробные шары», которые будто бы проверяют действующую власть на прочность и на границы дозволенного: вот в очередной раз провели «бессмертный марш», показали праздничный концерт по «Интеру», в очередной раз напали на проукраинского активиста Стерненка. Без лишней помпы, но смогла вернуться к Украины Таисия Повалий, вот Мураев в своем эфире называет террористом политзаключенного Кремля Сенцова, будто повторяя московские методички, на двух каналах торжественно начали трансляцию чемпионата мира по футболу. Это очень эффективные сигналы для их аудитории: «мы здесь и никуда не делись, мы обязательно вернемся». Именно для такого воздействия украинские олигархи покупают себе телеканалы вроде «112 Украина», NewsOne или ZiK, а тезисы, которые там периодически озвучивают, не имеют ничего общего со свободой слова и балансом мнений. Кроме своих рупоров, почти каждый олигарх уже имеет своего карманного кандидата на будущие выборы, а самые состоятельные даже несколько.

По мнению старшего аналитика центра Atlantic Council Андерса Ослунда, бороться с этим явлением можно было бы благодаря созданию прозрачного механизма равного финансирования кандидатов из государственного бюджета, но пока что он есть только на бумаге. Кроме того, по его мнению, действенным может стать открытие информации о конечных собственниках украинских телеканалов как эффективных, но и самых дорогих средств воздействия. Телевизионная поддержка стоит много, но, как говорится, Россия — щедрая душа. Ей может не хватить денег для ремонта дорог в Челябинске, и для поддержания очага сепаратизма в Украине она отдаст последние нефтерубли, например, для финансирования того же «Интера». Почему же распорядители этих средств, как Фирташ или Медведчук, до сих пор могут заниматься своей подрывной деятельностью в Украине — остается вопросом к правоохранителям.

Кроме откровенных украинофобов, с которыми разбираться проще через их четкую позицию, есть другая категория, более сложная для анализа. Это могут быть до определенной степени проукраински настроенные люди, которые не просят Путина «ввести» и не кричат о наступление на русский язык. Наоборот, они могут задорно петь гимн, помнить о «вишневый сад» и носить вышиванку чаще других патриотов. Впрочем, и Украина, которую эти люди себе рисуют в голове, значительно отличается от страны реформ и евроустремлений. Хотя, в отличие от первых, эта категория в основном и не против Европы как таковой. Им крайне важно вернуть утраченную уверенность и стабильность. Их розовые мечты: пусть снова наступит 2013 год, ведь тогда все было таким простым и знакомым. Именно поэтому они сознательно или не совсем сопротивляются любым инициативам власти или активистов, ведь рассматривают эти реформы как угрозу их спокойному, даже, привычной жизни.

Таким людям и с врачами раньше было проще: вместо регистрации в каких электронных очередях и самостоятельном подписании договоров достаточно занести конфеты или бутылку для внеочередного обслуживания. Так же, как и с государственными услугами: нужны люди за определенные благодарности сделают все намного проще, чем электронный запрос государственного портала. Вместо создания стартапов и новых бизнесов быстрее рейдернути удачливішого конкурента. А на государственных должностях вместо эффективного труда или с 9-й до 18-й с очень озабоченным видом перебирать бумажки, подчеркивая свою важность в ожидании пенсии, или потихоньку воровать с негласного разрешения руководства. В армии сопротивляться внедрению стандартов НАТО, возвращаясь к совку, сетовать на изменения названий и символики подразделений. С правоохранителями всегда можно порешать, а нежелательным критикам вовремя заткнуть рот. И никаких тебе активистов-волонтеров-контролеров.

Конечно, надо снять розовые очки, признать, что новейшая система не идеальна. К каждой из реформ можно поставить ряд вопросов, в отдельных отраслях они или не выполняются надлежащими темпами, или попросту саботируются. Как и во всем, ради успеха в будущем надо много поработать именно сегодня. А упорный труд — не тот путь, на который согласны эти напівгромадяни. Им нужно, чтобы кто-то подумал вместо них и, например, простил валютные кредиты. Им нужен доллар по восемь, неважно какой ценой для экономики. Им нужна новая сила или новый курс страны, которые наконец сотрут «преступную власть» и «барыг», но желательно так, чтобы руками ничего не делать. Повод не имеет значения, не имеет значения политическая платформа. Это популисты против всех, очень удобная часть электората, которая «не читала, но решительно осуждает». И хотя в основном эти люди достаточно безобидные, но их энергию достаточно просто направить в нужное русло. А организовавшись, они могут стать серьезной угрозой для нормального функционирования и без того проблемного государственного аппарата.

Борьба с ветряными мельницами порождает настоящих драконов. Стоит вспомнить казус Надежды Савченко. Конечно, следствие продолжается, его вину еще должен доказать суд, но красноречивый фильм с ее участием, представлен в Верховной Раде, показывает, что такие вещи вполне реальны. Хуже всего, что в своем чистом стремлении сделать как лучше эти псевдопатриоты забывают, в пользу кого играют. Да, официально они не поддерживают Кремль, но своими действиями будто стелют красную дорожку для оккупантов. Борьба за мозги этих людей должно начинаться с битвы против невежества — экономического, политического и информационного. Только вооруженные современными достоверными знаниями люди могут критически относиться к сладкой отравы популизма. Тем более, что, в отличие от первой категории «идейных», за этих людей стоит бороться.

Share Button

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *