Почему никто не контролирует, на каком языке мы общаемся?

Чому ніхто не контролює, якою мовою ми спілкуємося?

«Во всех странах языка как языка, инструмент общения, у нас это фактор отчуждения. Глухая враждебность окружает наш язык, даже теперь, в нашем собственном государстве. Мы уже как нацменьшинство, каждое мурло тебя может обидеть. Я же не могу шагу ступить, везде привлекаю внимание, иногда даже положительную, но от этого не легче. Ибо в самой природе этого внимания есть что-то противоестественное, унизительное. Человек разговаривает на родном языке, а на нее оглядываются. Сына в детском саду задражнили, даже Борька сказал «Хохол». Украина — это резервация для Украинцев. Ни один украинец не чувствует себя своим в своей стране. Он здесь чужой самим фактом употребления своего языка.

Но если язык — это Дом Бытия, то чего же вы меня выживаете из моего собственного дома? Это бандитизм. Это имперский вирус. Это лихорадка Эбола. У меня уже кровь проступает из ушей, когда я слышу, как оскорбляют мой народ».

Лина КОСТЕНКО. «Записки украинского сумасшедшего».

«Я же сказал, не нравится русский? Переходите в другую группу»

Мы хорошо знаем, что все начинается с детства. И уже с детства у многих украинских заведениях дошкольного образования воспитывают неуважение к государственному языку. К сожалению, это очень часто делают сами же воспитатели и заведующие, которые собственным примером показывают ту пренебрежение, беседуя с детьми и родителями на русском. Поэтому и не удивительно, что родители позволяют себе подобное. А вместе с ними — и их дети.

Эта история произошла недавно в столице Украины. Она о том, как родители начали выгонять ребенка из группы в садике только потому, что она разговаривает на украинском языке. Марина Овсиенко, которая открыто написала об этом, — смелая молодая женщина из Киева. Она не побоялась вызовов. И сейчас у нее есть причины бояться за своего ребенка в детсаду. Мы долго общались с госпожой Мариной, и я понимаю, что она нуждается в поддержке и огласке того, что произошло.

Отец одной девочки из столичного детсада в ответ на написанное Мариной в группе для общения родителей: «Это Украина, и садик украиноязычный. Уважайте государство, в котором живете», — ответил ей: «Я же сказал, не нравится русский язык? Переходите в другую группу. Чемодан, вокзал, Львов».

Эта история имеет две составляющие.

Первая — безответственность заведующей детского учреждения дошкольного образования и воспитателей, которые не только не напоминают родителям о правилах пребывания там, а сами в украинском детсаду разговаривают с детьми на русском. Воспитатели и заведующая обязаны были обратиться к родителям и объяснить, что они отдали ребенка в учреждение дошкольного образования, где воспитательный процесс на государственном языке. И вообще они не имеют права унижать детей и родителей, которые общаются на украинском языке в своей стране! Ведь они получили место в украинском учреждении дошкольного образования, а стремятся навязывать там свои правила и свой язык.

Поскольку работники детсада в ситуацию не вмешиваются, то родители русскоязычных детей пишут маме ребенка, которая разговаривает по-украински: «Чемодан, вокзал, Львов», «Вам к психологу надо сходить», «Переводите своего ребенка в другую группу»…

То есть русскоязычные родители позволили себе наглость решать, кому и что делать. И не только выгоняют из группы ребенка, а еще и рекомендуют ее матери выезжать во Львов.

И это уже вторая составляющая истории. Через то, как пишут, что пишут и с какой агрессией это происходит, я делаю вывод о вероятной опасности для Марины и ее ребенка. Того мужчину, который оскорблял Марину и отправлял ее с Киева до Львова, несмотря на то что он прятался за вымышленным ником, нашли в Фейсбуке. Основную информацию он уже скрыл со своей страницы, и активисты имеют скрины. Считаю, что именно в начале этой истории должны были бы вмешаться компетентные органы.

Знают ли о все это в детском саду? Да, но общего собрания руководство не созывает. Что это? Равнодушие или несоответствие занимаемой должности? Думаю, что второе. Потому что Марина уже обращалась к заведующей с просьбой хотя бы вывесить для родителей информацию со ссылкой на законы Украины и правила внутреннего распорядка дошкольного учреждения образования в языковом вопросе. По словам Марины Овсиенко, та отказалась это сделать. Возникает резонный вопрос: почему?

Где чаще всего презирают соловьиный в дошкольных учреждениях

После этой истории я обратилась к пользователям Фейсбука, содержащее запись: «Друзья! Напишите здесь, в комментариях: в каких украинских детсадах Киева и Украины воспитатели нарушают закон о государственном языке, расскажите о случаях унижения, обид. Сообщите об этом здесь или мне в личных сообщениях номер детсада и кто конкретно допускал подобные явления. Если есть положительные результаты решения проблемы, тоже расскажите». Ответы ошеломили: нарушений столько, что только перечисление номеров детсадов, городов и фамилий займет минимум газетную полосу.

Итак, проблема системная и должны ставить ее перед МОН, перед областными и городскими отделами образования. Как показал опрос, в каждом втором учреждении дошкольного образования есть нарушения языкового вопроса. А в таких областных центрах, как Одесса, Днепр, Запорожье, Херсон, это уже давно стало нормой, и родители не в состоянии сами что-то изменить. Я уже не говорю о столице, которая, казалось бы, должна быть примером во всем. Хорошим примером, а не отрицательным.

«В рабочее время педагогические работники и другой персонал должны пользоваться государственным языком, придерживаться учредительных документов и правил внутреннего распорядка учреждения образования», — отмечала министр образования Лилия Гриневич. И возникает вопрос, почему никто не контролирует этого? Почему мы не слышим о предупреждения или увольнения таких воспитателей не потому, что вопрос подняли родители или активисты, а потому, что МОН или областной отдел образования инициировали это? В других странах система образования направлена на то, чтобы все дети, для которых государственный язык страны не является родным, учили ее еще в детских садах на уровне второго родного и учились на этом языке в школах. Все дети Украины имеют право на то, чтобы их научили государственного языка в государственных детских садиках. А для этого в дошкольных учреждениях воспитание они должны постоянно слышать государственный язык Украины. А не государственный язык соседней страны-агрессора.

На основании полученной информации едва ли не из всех крупных городов страны у меня возникает вопрос: получается, что украиноязычных детей дискриминируют в Украине? Может ли кто-то представить, чтобы во Франции происходило нечто подобное? Чтобы детей, которые разговаривают на французском, кто-то посмел выгонять из группы или отправлять в другой город? Конечно, нет. Потому что там с 1994 года действует закон Тубона, благодаря которому за малейшее унижение государственного языка и его носителей наступает ответственность. И ни один руководитель государственного учреждения образования не общаться на работе ни одним другим языком, кроме государственной французской.

Не молчите, действуйте!

Мы не имеем права позволять, чтобы украинские дети были лишены возможности получать информацию во время образовательного процесса и на развивающих и развлекательных мероприятиях на родном языке. В Украине, к сожалению, чиновники не соблюдают законы довольно часто. И если государство и коллектив не выполняют свою работу в отношении наших детей, то должны с этим мириться? Убеждена, что нет. Мы должны действовать. Так, как это делает Марина Овсиенко из Киева. Как десятки других родителей по всей Украине.

В частности — в Одессе, где недавно также разгорелся языковой скандал в одном из детсадов. Заведующая садика № 138, по словам активиста Игоря Девбича, отказалась разговаривать и учить детей на украинском, аргументируя это тем, что якобы заведение «двуязычный». На вопрос, почему же тогда в украиноязычных группах все мероприятия проводятся только на русском, заведующая ответила, что в Одесской области проведения праздников на украинском невозможно, рассказывает активист.

Дело получило огласку, группа активистов обратилась к директору департамента образования и науки Одесского городского совета Елены Буйневич. Найти компромисс с заведующей детсада не удалось. Позже заведующая сама подала заявление на увольнение.

Наша речь и является тем маркером, который показывает, кто есть кто. Она разоблачает и указывает обществу, что именно не стоит умалчивать, к чему надо привлекать внимание. Вопрос актуален настолько, что ставить его нужно на государственном уровне. Истории, о которых я рассказала, является ярким свидетельством того, что нам уже давно надо было создать языковую полицию или инспекцию, как это сделали страны Балтии и другие государства Европейского Союза, ради защиты и развития государственного украинского языка.

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО

Тамара ЛОЗОВАЯ.