Подземные тайны Черкасской области (Продолжение)

Підземні таємниці Черкащини (Продовження)

Окончания. Начало в предыдущей публикации

Подземные лошади Жашкова

«И брат Соловьев вор: украл седых вола у Кайдаша и загнал на воровской ярмарка в Жашков», – ругалась баба Параска словом нашего земляка Ивана Нечуя-Левицкого в одном из его самых известных произведений.

Что же это за жашківське торжище? О нем в своей книге воспоминаний пишет известная автор-краевед Докия Гуменная, которая здесь родилась, а позже, вплоть до глубокой старости, жила в Нью-Йорке. «Больше всего славился Жашков лошадиной базаром. Лошадей сюда привозили аж из Турции, отовсюду прибывали покупатели с деньгами большего калибра. Были специальные торговцы лошадьми, что звались ліверанти. Они умели продать с недостатками. А кроме того, надо быть осмотрительным, потому что продавались здесь и краденые кони. Существовала даже поговорка: «Не бери женщины в Киеве, не покупай коня в Жашкове».

Когда городок страдает от паводков и вода образует воронки, на 2-3 метровой глубине легко распознаются широкие ходы правильной формы: без сомнений – дело рук человеческих. Откуда они, эти облюбованные конокрадами подземелья, в которых из любопытства уже побывало немало местного народа и к которым нет ни малейшего дела официальной науке, а коммунальщики их яростно проклинают?

Одни видят в шахтах остатки фортификационных сооружений летописного города Торчеська, другие связывают появление подземелий с последствиями Дрижипільської битвы 1655 года – мол, пражашківцям не оставалось ничего лучшего, как прятаться от поработителей на глубине. Вот так, пещерка до пещерки… в Общем версии не является взаємозаперечними, а вероятно – их еще больше, ведь здесь находили серебряные и золотые украшения, старинное оружие, скелеты людей, животных и даже целый состав дореволюционного вина. Выявляли также образцы «наскальной живописи» – на одной из глиняных стен помещалось рельефное изображение повозке, запряженной волами и лошадей. Имел человек время и вдохновение…

Нередко подземелья опоетизовано называют «немыми свидетелями» такой-то там эпохи. В жашківців по этому поводу собственное мнение: никакие они не «немые». Иногда их черные пасти громко поглощают немалые реальные объекты: могут полдома, могут несколько десятков метров дороги. И чтобы «заткнуть» их, власть применяет самые примитивные методы: несколько самосвалов земли, сверху – асфальт, и «не шуми, епохо!»

Случилось так и в июне 1995 года, когда в пропасти, что внезапно образовалось за каких-то 5 метров от налоговой инспекции, засыпали свыше 100 тонн шрота и глины. И тогда местный историк Михаил Дейнеко, немолодой уже мужчина, потеряв надежду на помощь в изучении подземелий со стороны «официальных археологов», взялся за дело самостоятельно. Михаил Григорьевич завел тетрадь, в котором зафиксировал все известные места провалов, опросил земляков, у кого в усадьбе произошла такая неприятность, сам много раз проникал в дебри. В результате его вынужденное дигерство позволило выяснить, что чаще всего ходы расположены на глубине 3-4 метров, а их высота и ширина действительно позволяли двигаться по подземелью рядом с лошадью.

Как давно ученым известно о широкоформатную жашківську підземність? И кучу лет. Еще 85 лет назад ей нашли практическое применение: в самую штольню начали сваливать туши домашних животных. Могильник отомстил: трупный яд попал в подземные воды, а с ними – в желудки горожан. О том, что произошло потом, лучше не вспоминать.

Уже давно не сумасшедшие времена людей в кожанках с маузерами, а независимые и почти европейские. И подземелья, которые бы озолотили любой городок на Западе, кроме работников местного музея, никому не интересны. Разве журналисты раз в несколько лет в очередной раз констатируют, что «Жашков проваливается под землю».

ВРЕЗКА В. Криворучко с улицы Боженко: «На нашем огороде, где стоял туалет, образовался провал глубиной метров четыре, а впоследствии появилось еще одно, только шире. Я с отцом спускался туда, взяв фонарь типа «летучая мышь». Ширина пещеры была не меньше четырех метров, высота – более трех, своды овальное. Далеко не уходили, потому что не хватало кислорода. Но и этого было достаточно, чтобы обнаружить находки: это был истлевший виз, а возле него скелет лошади и человека. Были у меня и более удачные находки в этих пещерах: однажды нашел три золотые кольца. А мой сосед – серебряная посуда» («Новая Эра» от 6 февраля 2001 года).

Заметки Алексея Бобринского
Несколько лет назад в Смеле работники газового хозяйства, прокладывая трубы под землей, что называется – уперлись в кирпичную стену. Срочные раскопки совместно с археологами обнаружили, что под двухметровым слоем грунта находится несколько арок, объединенных сводами, с колонной посредине. Сохранились фрагменты пола, покрытой качественным кафелем.

Об этой находке говорилось в местной прессе и, откровенно говоря, авторы немного поторопились с выводами относительно ее давности: поскольку с XVII века Смела считается немалым торговым центром, то и «копателей» искали среди окружения Станислава Конецпольского, Тимоша Хмельницкого, Даниила Выговского и Ксаверия Любомирского. На самом же деле подвал лет на 150, а то и 200, «младший». И в том не позволяет сомневаться та же плитка на полу и кирпич с характерными клеймами.

Но со Смелой и действительно связано много подземных тайн. Едва ли не первым попытался до них докопаться Алексей Бобринский (не родоначальник «смелянского ветви рода, внук Екатерины II и князя Орлова, а уже их потомок, который умер в 1927 году). Он был убежден, что смелянские подземелье остались от разрушенного гайдамаками в 1768 году польского замка XVI века.
Вот что писал граф-археолог в своем труде «Курганы и случайные находки близ Смелы» в 1897 году.

«Подземные ходы и пещеры в городке и на окраинах – не такая уж и случайность. Например, мне известны крупные подземные ходы и пещеры вблизи Виноградского (Успенского) монастыря. Выявлено также подземный ход возле села Гречановка (Новокняжа) в шести верстах от Смелы. Наконец, существует большое подземное сообщение между городком и Юровою горой. Этот ход можно было видеть в 1840-х годах прямо посреди Смелы. К нему можно было забраться и свободно ходить на безопасное расстояние.

К тому же, подземных галерей под Смелой много. Особенно интересно, по моему мнению, исследовать их на месте старого замчища. Именно про этот замок, который расположен при слиянии рек Тясмина и Ірдинки, говорится в Ивана Фундуклея (администратор, общественный деятель, киевский гражданский губернатор, помог издать ряд трудов о прошлом киевских земель, – прим. авт.) Он, то есть замок, выделяется своими высокими валами. Начало его приписывают полякам и относят к XVI века. Гайдамаки разрушили его в 1768 году. Теперь на этом земельном просторе римско-католическое кладбище».

Чиновничьи потуги открыть смелянские подземные ходы для туристов продолжаются ровно 10 лет. Бросились, когда 2007-2008 годов центр города начало активно застраиваться новомодными бутиками, салонами красоты, ТРЦ и подобной архитектурой нашего времени, финансируемой частным капиталом. Но тогда бизнес классически «заткнул рот» не то что чиновникам, но и некоторым из исследователей смелянской прошлого, которые вдруг заявили, что никаких подземелий не существует, хотя до этого утверждали обратное. Впрочем, в «заявлениях о намерениях» наше чиновничество неутомимое. Вот и в марте 2018-го секретарь Смелянского горсовета Константин Синегуб рассказал, что в Смеле будут развивать туризм, а его «изюминкой» станут подземные маршруты, надо их только найти и реставрировать. Ну что же, возможно в этот раз, – уже никто и не помнит с какой попытки, – что-то подобное удастся.

А коммунальщики против
В 2009 и 2010 годах, то есть почти одновременно, подземные ходы обнаружили в Монастырище и в Катеринополе. Во втором случае земля провалилась у входа в магазин в самом центре городка, но… Но поскольку неожиданное «открытие глубин» случилось накануне празднования 65-летия Победы и никак не вписывалось в предпраздничные пейзажи, пропасть быстренько засыпали. На глубине около трех метров очевидцы увидели лишь свод куда-то вело. На этом – все. Возможно – до новых подобных случаев, а тогда уже и ученые успеют что-то сказать.

Из Монастырищем все сложнее. На самом деле исследование его подземелий началось еще в 1980-е во время строительства нового корпуса местного машиностроительного завода. Потом катакомбы обнаружили при возведении жилой девятиэтажки. Настоящие, высокие и широкие, аж на пару подвод. А в целом большие или меньшие входы в прошлое открываются в Монастырище часто, и в основном на улицах Мира и Суворова. И для райцентра это проблема, а не повод исследований истории. В общем – знакомая ситуация. К слову, недавно она стала актуальной и для Тального.

Подготовил Борис Юхно

Алексей Александрович Бобринский (1852-1927), представитель третьего поколения «смелянского ветви» рода Бобринских. Государственный и общественный деятель, депутат III Государственной думы, мировой судья Черкасского уезда, стал также известным исследователем древностей и артефактов. Его знают как ученого-археолога, председателя Императорской Археологической Комиссии, одного из основателей Киевского исторического музея. Он вел раскопки местных курганов, несколько сотен находок Бобринского было передано до Киевского исторического музея, многие находятся в зарубежных государственных и частных коллекциях.

Share Button