Равным ему был разве что Стефаник: сегодня годовщина писательницы Ольги Кобылянской

Равным ему был разве что Стефаник – гений украинской новеллы. Кстати, и ольга Кобылянская, и Стефаник, прекрасно понимали качество таланта друг друга и общались на равных.

День памяти Ольги Кобылянской (1863-1942), писательницы, классика украинской литературы, чье имя наряду с именами Леси Украинки, Натальи Кобринской, Софии Окуневської, Августы Кохановской – плеяды украинок, которые являются гордостью украинской культуры и науки.

 

Они – яркие, очень талантливые и целеустремленные, стояли у истоков феминистского движения, доказывая, что женщина ничем не згірша мужчины в любой профессии. Ольга Кобылянская начинала писать свои первые произведения на немецком, но под влиянием Софии Окуневської-Морачевської (первая женщина-врач Австро-Венгрии) перешла на украинский.

 

Немецкое влияние видно не во всех дальнейших произведениях Кобылянской. Его проза чрезвычайно экспрессивная, мощная, но в ней почти нет «воды», «полостей», от которых текст проседает, делается хрупким. Кобылянская писала так, как бы хотели, наверное, писать немало тогдашних украинских писателей-мужчин, но не могли, не умели.

 

Равным ему был разве что Стефаник – гений украинской новеллы. Кстати, и ольга Кобылянская, и Стефаник, прекрасно понимали качество таланта друг друга и общались на равных. Их письма читаются как головокружительный любовный роман – сплав чувственности на грани эротизма, проза высочайшего класса. Осип Маковей (при всех его талантах) – любовь не всей жизни Кобылянской, был как писатель на голову ниже Ольгу Юліанівну. Конечно, он не мог не чувствовать этого, поэтому это, собственно, и стало одной из причин того, почему на просвещение Кобылянской он сказал «нет» и взял брак с другим.

 

Кобылянская очень переживала тот разрыв, ее утешала верная подруга – Леся Украинка, которая в письме писала, что «…Если кто несчастен, то должен быть гордым, иначе не выдержит с честью. Кто-то должен иметь отваги к жизни, ту высшую человеческую отваги… Не все имеют то, что кто имеет, кто имеет искру в сердце, огонь в душе, это, может, не дает счастья, но дает нечто больше и выше того человеческого счастья, нечто такое, чему названия нет в человеческом языке… Пусть кто-то не презирает себя, пусть кто-то плачет, когда ему тяжело, но пусть не истязает себя, потому что кому-то другому болит от того, очень болит…» Так утешала подругу Леся Украинка в одном из писем в августе 1901 года (подруги называли друг друга «кто-то, хтосічок»: Кобылянская была «черненьким хтосічком», а Леся Украинка – «беленьким»).

 

Кобылянская так и не вышла замуж. Тем, кто нравился ей, не нравилась она, те же, кто предлагал ей свои сердце и руку, не нравились ей.

 

В 1927 году по случаю 40-летия литературной работы Кобылянской правительство Советской Украины назначило ей пенсию. Кобылянская приняла и поблагодарила за внимание. Что ей оставалось? Она болела и жила у племянницы, которая за ней ухаживала.

 

Власть сразу же назвала ее «советской» писательницей, «буковинской горлицей», хотя по большому счету Кобылянская ничего не писала. Гениальная «Земля» была написана в 1902, изысканные по стилю, великолепные новеллы – с 1893 по 1917…

 

Суть творчества Ольги Кобылянской лучше всего определил тот же Василий Стефаник: «Вы умеете писать так, что прочитав Вашу робітку, у меня глаза добреют, как у ребенка. Все острия, которые могли бы ранить людей, Вы прячете у себя…»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *