Римский статут: Подружиться с Гаагой

Римський статут: Подружитися з Гаагою

фото: reuters

Почему Украина до сих пор не ратифицировала Римский статут Международного уголовного суда

В 2000 году Украина подписала Римский устав Международного уголовного суда (МУС), который расследует преступления против человечности, военные преступления, геноцид и агрессию. Однако за 18 лет так его и не ратифицировала и не стала членом международного трибунала. При этом на востоке страны более четыре года длится война. Утверждении Римского статута является условием Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС, однако 2016-го Верховная Рада отложила ее на три года, приняв изменения в Конституцию в части правосудия.

Формальным препятствием для ратификации Устава в нашей стране с 2001 года является вывод Конституционного Суда о несоответствии этого документа Основному Закону, отмечает эксперт платформы «Правозащитный повестка дня» Константин Задоя. В этом заключении утверждается, что МУС «дополняет систему национальной юрисдикции», что не предусмотрено Конституцией. «Замечу, что эта позиция аргументированно критиковалась рядом авторитетных украинских юристов, которые настаивали на том, что МУС дополняет судебную систему не інстанційно, а юрисдикционно. Иначе говоря, МКС не является «четвертой инстанцией», которая проверяет решения национальных судебных учреждений на предмет правильности применения ими национального права, а осуществляет свою юрисдикцию только тогда, когда государство неспособно или не желает преследовать преступления агрессии, геноцида, против человечности или военные преступления. Таким образом, юрисдикция МУС на самом деле мало чем отличается от юрисдикции Европейского суда по правам человека, которую КСУ в том самом заключении признал соответствие с Конституцией», — говорит юрист.

По его словам, считается, что препятствия для ратификации Римского устава исчезнут 30 июня 2019 года, когда вступит в силу ч. 6 ст. 124 Конституции, в которой предусмотрено, что Украина может признать юрисдикцию МУС на условиях, определенных Римским уставом. «Существует взгляд, что, кроме того, КСУ должен пересмотреть свою правовую позицию от 2001 года. Впрочем, с этим трудно согласиться. Очевидно, КСУ косвенно пересмотрел свою правовую позицию относительно Римского статута тогда, когда, предварительно оценивая ч. 6 ст. 124 Конституции, пришел к выводу о ее конституционности», — добавил Задоя.

Ратификация Римского устава запланирована на 2019 год. К тому времени парламент должен гармонизировать национальное уголовное законодательство с международным правом

К тому же с подачи украинских политиков и госслужащих тема ратификации Римского устава за последние годы обросла мифами. В частности, в январе 2016-го заместитель главы Администрации президента Алексей Филатов заявил: «Признание юрисдикции МУС будет иметь определенные потенциально позитивные последствия, так и определенные риски для Украины, в частности с точки зрения украинских военных, которые вынуждены участвовать в военном конфликте». Того самого года нардеп от «Народного фронта» Антон Геращенко заявил, что не понимает, как ратификация Статута поможет Украине привлечь к ответственности российских военных, которые принимают участие в войне на Донбассе, якобы потому, что Россия сама не ратифицировала этот документ. Также он считает, что принятие этого правового акта повредит стране. «По нашей информации, в России только и ждут, чтобы Украина ратифицировала Римский статут, чтобы развернуть огромную кампанию по привлечению военнослужащих Украины к уголовной ответственности за МКС», — заявлял он, добавив, что наших бойцов начнут привлекать к ответственности «за ошибки».

Такие заявления вызвали критику среди профессионального сообщества, ведь озвученная информация не имеет ничего общего с реальностью: МКС притягивает к ответственности вышестоящее командование, а не исполнителей, и только за планомерную и систематическую политику совершения преступлений, а не за «ошибки». «Часто наши политики выражают обеспокоенность, что после ратификации Римского устава немало наших военных и добровольцев, которые принимали участие в АТО и ООС, также подпадут под действие этого Устава и будут привлечены к ответственности. Это искажение информации, потому что МКС не преследует всех и каждого, он не заменяет национальные суды. Фактически он притягивает к ответственности высших должностных лиц государства-агрессора, высшее командование, которое своими действиями, указаниями, распоряжениями целенаправленно способствовало тем или иным нарушением прав человека. Например, если произошел обстрел населенного пункта, но это была воля только одного исполнителя, то действие МУС на него не распространяется, фактически он должен отвечать национальным законодательством. Если не доказать, что обстрел Троицкого был следствием целенаправленной систематической политики, то МУС не будет рассматривать этот случай», — рассказал Сергей Мовчан, юрист Украинского Хельсинского союза по правам человека.

Экс-судья Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии Владимир Василенко во время той же дискуссии с участием Геращенко заявил, что позиция нардепа базируется на правовой безграмотности. «Военного, который совершил военное преступление, должно преследовать государство. Если она это делает, тогда юрисдикция МУС здесь не будет. Поэтому этот аргумент — это все равно что говорить: «ни Один гражданин Украины не может быть привлечен к уголовной ответственности за совершение преступления», — сказал профессор.

Стоит отметить, что Украина частично признала юрисдикцию МУС в отношении событий на Майдане, в Крыму и на Донбассе. Поэтому неправительственные общественные организации начали документировать преступления, которые там произошли, и отправлять материалы в МКС; к процессу подключилась Главная военная прокуратура. «Фактически любой может отправлять данные в МКС, и там уже офис прокурора, анализируя массив информации, примет решение, будет ли в дальнейшем открыто производство», — пояснил Мовчан. И уже в конце 2017 года прокурор МУС Фату Бенсуда выпустила отчет, в котором отметила, что параллельно с неміжнародним конфликтом на Востоке Украины состоялся международный вооруженный конфликт — военное противостояние между Вооруженными Силами Украины и Российской Федерации.

В то же время не только Украина отправляет в Гаагский трибунал материалы о войне на Донбассе. «Представители так называемых ДНР-ЛНВ также собирают данные, готовят материалы для МУС, ЕСПЧ (Европейский суд по правам человека. — Ред.) др. У них есть специальные отделы при органах власти», которые помогают людям готовить эти иски. Следственный комитет РФ тоже активно готовит материалы о фейковые обстрелы. Они используют любую возможность, чтобы доказать, что в Украине нет международного конфликта, и показать, что это она виновата в событиях на Востоке», — отмечает Мовчан. При этом отсутствие подписи российской стороны под Римским уставом не помешает Украине привлекать к ответственности граждан РФ, в таком случае срабатывает территориальный принцип: юрисдикция МУС действует на Донбассе, следовательно, отвечать должны все причастные к нарушениям на этой территории. «Например, Шойгу, Путин: не факт, что они вообще были на Донбассе в период конфликта. Но если доказать, что координация группировок осуществляется ими, то действие МКС на них тоже распространяется. Если СУД в дальнейшем признает их виновными, то фактически этих людей лишат возможности въехать в любое государство, которое ратифицировало Устав, поскольку там они будут задержаны на основании решения Суда», — говорит Мовчан.

Частичным признанием юрисдикции МУС Украина получила определенные обязанности, но не права. Полноценная ратификация Римского устава позволит стране участвовать в конкурсном назначении судей МУС, работе офиса прокурора, вносить предложения, влиять на решение Ассамблеи государств-участниц. «В то же время если какой-то человек, привлечено к ответственности Международным уголовным судом, въедет на территорию Украины, мы не должны ее задерживать. Это лицо может свободно передвигаться по стране, если не поступит ничего на ее территории или не поступит запроса от другой страны, тогда будет применена процедура экстрадиционного ареста. Мы словно говорим: ладно, пусть МУС рассмотрит события в Крыму и на Донбассе, но в то же время ничего другого делать не будем», — отметил Мовчан. Впрочем, на скорость расследования ратификация Устава не повлияет, ведь любой международный суд — это длительный процесс.

К тому же не стоит надеяться исключительно на международное правосудие. МКС действует по принципу комплементарности, то есть включается тогда, когда виновных не наказывает само государство. Кроме того, как уже было сказано, он интересуется только высшим руководством и систематической политикой, а рядовые участники преступлений должны быть привлечены к ответственности по национальному законодательству. При этом, как отмечает Константин Задоя, безотносительно к Римскому уставу Украина, как и каждое государство мира, обязана преследовать и наказывать за так называемые основные преступления в соответствии с международным правом: агрессию, геноцид, преступления против человечности, военные преступления. «Источником этих обязательств являются многочисленные международные договоры (например, Конвенция о предупреждении геноцида и наказании за него, Женевские конвенции о защите жертв войны, Конвенция о неприменении срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества) и обычное международное право. В контексте этих обязательств Римский статут имеет значение лишь в том смысле, что его положение относительно юрисдикции МКС считаются наиболее современным представлениям мирового сообщества о юридические признаки преступлений по международному праву», — говорит он.

Впрочем, по его словам, уголовное законодательство Украины несовершенно: у нас есть не все «аналоги» преступлений по международному праву. Скажем, убийство как проявление преступления против человечности отличается от «общеуголовного» убийства по своей природе, ведь нарушает, прежде всего, нормы международного права, а уже затем — национального. Также за международным правом к лицам, которые совершили такие преступления, не применяются иммунитеты и амнистии, хотя в украинском законодательстве такое не исключается. Для устранения несогласованностей был разработан законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты относительно обеспечения гармонизации уголовного законодательства с положениями международного права». По словам Задои, он приводит украинское законодательство в соответствие с нормами международного права в вопросе уголовной ответственности за агрессию, геноцид, преступления против человечности и военные преступления и создает предпосылки для эффективного преследования этих деяний в рамках правовой системы Украины. Председатель парламентского Комитета по правам человека Григорий Немыря выразил надежду, что депутаты примут документ в целом до ноября 2018-го, чем откроют путь к ратификации Римского устава и полноправного членства Украины в Международном уголовном суде.

Share Button