Станислав Шевчук называет свое увольнение рейдерским захватом должности председателя Конституционного Суда (интервью)

Увольнение Станислава Шевчука с должности председателя Конституционного Суда Украины и назначения нового председателя суда, стало неожиданностью преед инаугурацией нового президента. Какие риски несут собой эти изменения, и были ли они правомерными по этому поводу в студии Украинского радио высказался сам Станислав Шевчук.

 

Ведущие:

Елена Зелинченко

Юрий Табаченко

 

— Оснований, которые легли в основу решения Конституционного суда, было заявлено четыре. В частности, вам вменяют создание параллельных структур управления в Конституционном суде, игнорирование права судей по отдельной мысли в делах и заявления, по мнению суда, не имеют конституционно-правовых оснований.

— В суде произошел фактически переворот, или рейдерский захват должности председателя суда, с помощью определенных инструментов внешних: выглядит так, будто есть грубые нарушения, а на самом деле — это обычная точка зрения, здесь нет ничего. Когда я пошел в суд, я и сейчас вижу перспективы, что необходимо его реформировать. Я профессор, доктор юридических наук, специалист по конституционному праву, и я вижу массу проблем, с которыми сталкивается суд. Он не принимает решения, принимает очень мало решений, имеет огромный раздутый аппарат. Я начал реформировать суд, начали диалоги с судьями: давайте ускоримся, давайте работать. С таким огромным бюджетом и с такими зарплатами мы не можем по несколько решений принимать на год. Также оказалось, что некоторые судьи, вместо того, чтобы принимать решения, управляют секретариатом, а председатель суда — я, а не отдельные судьи.

Что произошло в отношении моего увольнения? С точки зрения юриспруденции, это грубое нарушение. Посмотрите постановление о моем увольнении — нет никакой мотивации. Говорили: где вывод? Вот, этот вывод обнародовали, там нет ничего. Во первых, эти вот упреки касаются меня, как председателя суда, а лишили меня статуса, как судью. Как судья, я ничего не нарушал в этом аспекте. Обо мне не упоминается, я рассматриваю дела и другие моменты. А тут говорят, что я злоупотребляю властью.

— Но ведь вы были председателем Конституционного суда, и вот получается так, что у вас не сложились отношения с другими судьями. Почему так произошло?

 

— Мои взгляды на реформирование суда, на позицию как председателя суда, или политическое влияние, который я чувствовал (внешний), привели к тому, что в такой способ: я не знал, в чем меня обвиняют. Чтобы эту процедуру начать, надо придерживаться закона и регламента — собрать специальное пленарное заседание и передать в комиссию по статьям обвинения — этого ничего не было. Даже по тем статьям, что говорили, например вот советники, том, что я кому-то давал указания, я не могу давать указания. чтобы они их выполняли. судьи независимы. Не может один председатель суда влиять на судью. Тоже самое касается советников.

— Вы говорите, что предъявляли претензии к вам, как к председателю, а уволили, как судью. Но тут есть момент, что ранее еще сообщалось, что судьи КС выразили недоверие вам, однако, правовых последствий это раньше не имело, поскольку в законе о Конституционном суде не прописана процедура увольнения председателя КС, кроме как по собственному желанию.

— Абсолютно точно. Если бы судьи хотели провести собрание сначала, они бы высказались и дали свои позицию. Сборы оказались тогда, когда прервали процедуру специального заседания. Чтобы начать заседание, надо утвердить повестку дня. Во вторник по повестке дня не было необходимого количества голосов, я закрыл заседание. После того, за моего отсутствия судьи начали проводить пленарное заседание. что-то там решали, и в итоге получилось так, что меня уволили как судью, хотя претензии были как к председателю. Это беспрецедентный случай, юристы это могут понять. судья и председатель суда — это разные вещи: судья работает над делами, а председатель возглавляет суд, выполняет управленческие функции.

Станіслав Шевчук називає своє звільнення рейдерським захопленням посади голови Конституційного Суду  (інтерв'ю)

— Вы сказали, что выступали за реформирование суда, что раздутый аппарат в КС, но при этом вы брали внештатных советников, очевидно вам все-таки людей не хватало?

— Некоторые судьи, вместо того, чтобы работать над своими решениями, непосредственно влияли на аппарат через своих лиц. И я, как председатель суда не мог с этим смириться, потому что мне нужны были люди, которые мне помогают по определенным моих функциях. То, что они имеют доступ к определенной секретной информации, другие моменты — это полностью не соответствует действительности.

— На их деятельность расходовались средства из сметы Конституционного суда?

— Вы знаете, как это посчитали? Как коммуналку и свет на весь суд, с буфетом и туалетом, и разделили на количество людей. Не было там так много тех советников, там про одного написали, что 199 дней был — он два раза пришел. Там много что не соответствует действительности в этом заключении. Это ужасно, чтобы освободить какого-то человека на производстве, там токаря, слесаря, нужно пройти определенную процедуру, а председателя суда — можно уволить за 5 минут! Действительно, были требования поставить мне вопрос, чтобы я уволился, это давление было. Но я сказал, что это неправомерно, все эти вопросы не соответствуют юридической составляющей. Как председатель суда, как юрист, как судья суда, я не мог действовать вопреки закона и регламента.

— Вы будете судиться по отмене решения о лишении вас статуса судьи?

— Безусловно, потому что это грубое нарушение, это удар по моей репутации. Нарушена процедура, в первую очередь, потому что надо сначала, чтобы собрался суд, провел специальное плановое заседание, передал в комиссию на выводы, знать статьи обвинения. Потому что когда я пошел на комиссию, я даже не знал, что оказывается против меня возбуждено дисциплинарное производство! Мне никто ничего не сказал. Я объяснил и про советников. И еще другое: советники — это управленческая деятельность, и положения о советниках было принято секретариатом, я его только подписал. То есть это — нарушение на нарушении.

— Вы будете судиться только за нарушения процедуры, и по сути обвинений?

— По всем вопросам. Тем более, вот одно из обвинений, что я якобы сказал (я сказал это в прессе), что я не приведу президента к присяге, если выборы будут сфальсифицированы. Это вроде политизация. Ну если выборы сфальсифицированы, как это было во время Оранжевой революции — какая может быть присяга? И это требования регламента, не только Конституции — 166-я статья регламента. То есть, я сказал, как оно есть.

— А в комиссии говорят: «это заявление судьи Шевчука не имеет конституционно-правовых оснований, не соответствует статусу судьи и председателя Конституционного суда, и по содержанию, и по направленности». Вспоминают также еще одно дело, когда в июне 2018-го вы проигнорировали право судей Конституционного суда на опубликование особого мнения относительно акта суда и способствовали внеочередной его публикации до окончания срока. О чем здесь идет речь?

— Ну внешне вывод выглядит, как какая-то статья обвинения. Для неспециалистов, а для специалистов — здесь нет никаких оснований для моего обвинения. О эти отдельные мысли: сразу же на нашем сайте выходит решение с отдельными мыслями, это печатается в «Вестнике Конституционного суда». Что касается «Голоса Украины», где было размещено, после принятия решения или заключения является 12 суток для публикации. Мне принес руководитель секретариата письмо, я его подписал, передал «Голосу Украины», а отдельных мыслей еще не было.

— Так вы говорите, что будете судиться, то не поставит вот такое ваше решение под сомнение легитимность инаугурации новоизбранного президента, которая запланирована на 20 мая. И в таком случае назначение вашей преемницы Натальи Шапталы, которая будет принимать присягу Зеленского, оно будет признано незаконным?

— По Конституции, статья 104, новоизбранного президента приводит к присяге председатель Конституционного суда. А процедуры мои по суду, или еще другие процедуры — это отдельно, это не влияет. Самая главная идея была — сместить меня с должности председателя суда, используя мой статус как судьи. И это каждый слушатель может понять, что так не делают.

— Есть информация также об аннулировании визы в США. С чем это связано? Или это имеет отношение к скандальному решение об отмене статьи о незаконном обогащении?

— Я не обсуждаю свои вопросы частных поездом, в том числе и визы, в прессе. По

скандального решения об отмене нормы о незаконном обогащении, является юридическая часть, есть общественная. Конечно, общество не воспринимает такие позиции, когда есть огромный запрос на наказание коррупционеров. Что касается юридической стороны незаконного обогащения — это решение суда, которое базируется на юридической аргументации. Вы не обратили внимание, что в течение нескольких недель до моего увольнения, была грубая кампания? В том числе в прессе — некоторые СМИ знали, что меня 14 числа будут увольнять. Это значит, что включаются определенные политические машины.

Напомним, что во вторник, 14 мая, судьи Конституционного суда проголосовали за увольнение Станислава Шевчука с должности судьи. Основанием для увольнения Шевчука с должности стало заключение комиссии по регламенту и этике, которая нашла в его работе системные и существенные нарушения. В частности, в документе говорится: «Комиссия пришла к выводу о наличии оснований для увольнения Шевчука Станислава Владимировича с должности судьи Конституционного суда в связи с совершением им существенного дисциплинарного проступка, грубым и системным пренебрежением своими обязанностями, что является несовместимым со статусом судьи Конституционного суда Украины и выявило его несоответствие занимаемой должности».

Аудиозапись интервью со Станиславом Шевчуком можно прослушать по ссылке.

 

Станіслав Шевчук називає своє звільнення рейдерським захопленням посади голови Конституційного Суду  (інтерв'ю)