The Economist: «Звезда Смерти» возвращается

The Economist: «Зірка Смерті» повертається

Приобретя GitHub, Microsoft движется к своим истокам

Почти день в день 17 лет назад тогдашний босс крупнейшей в мире софтовой компании Microsoft Стив Баллмер назвал Linux «раковой опухолью», имея в виду, что эта операционная система на базе открытого программного обеспечения (ПО) будет означать в будущем конец собственнического ПО. 4 июня его преемник Сатья Наделла объявил о поглощении GitHub — в наше время главного источника таких «опухолей» — за $7,5 млрд. Эта сделка стала еще одним признаком удивительных метаморфоз в Microsoft в последнее время.

Название GitHub мало что скажет среднестатистическому пользователю, но среди программистов она весит не меньше, чем для всей общественности Facebook (что объясняет солидную цену за фирму, которая за прошлый год получила, как считают, всего $200 млн дохода). Более 28 млн разработчиков ПО во всем мире держат свои коды на веб-сайте, который предлагает разнообразные инструменты и услуги. Важнейшие из них дают возможность софтовим проектам (с открытым исходным кодом или нет) легко составлять код с помощью разных участников.

Сатья Наделла объявил о поглощении GitHub за $7,5 млрд. Эта сделка дала Microsoft импульс в гонке между технологическими гигантами в том, чтобы стать первой компанией стоимостью $1 трлн. После сообщения о поглощении цены на ее акции подскочили на 1%

Для Microsoft эта сделка — как возвращение к истокам. Когда компания сама чем-то напоминала GitHub. Когда ее самая известная операционная система Windows стала самой популярной в компьютерном мире 1990-х, все разработчики начали переходить на нее. Но Microsoft утратила свою роль главного центра для программистов, слишком поздно перейдя к интернету, выступив против открытого кода и пройдя мимо мобильный компьютинг. Компания и дальше навязывала Windows везде и всюду, хотя мир уже пошел дальше. Это изменилось только тогда, когда в 2014‑м у руля стал Наделла.

Он восстановил позиции Microsoft как производителя платформ, но на высшем уровне. Один из примеров — облачные вычисления, где компания теперь уверенно занимает второе место после Amazon. LinkedIn, Microsoft перекупила 2016 года — второй пример. Социальная сеть обеспечила ей доступ к всего спектра связей между профессионалами («социальный граф» языком технарей) и большое количество данных. На GitHub смотреть надо под таким же углом. Microsoft уже использует этот сервис для разработки значительной части своего собственного ПО, а разработчики теперь смогут более охотно писать программы для облака этой компании — Azure.

Хотя в Microsoft и пообещали, что GitHub останется независимым и будет сохранять свой статус открытой платформы, немало разработчиков (предвзятая группа) ничего хорошего в этом не видят. Они все еще считают Microsoft чем-то вроде космического корабля «Звезда Смерти» из «Звездных войн», который уничтожает все на своем пути. Но они ошибаются. Эта сделка — окончательное доказательство победы повстанческих сил. На большинстве крупных софтовых рынков открытый код — это нечто само собой разумеющееся.

Эта сделка дала Microsoft импульс в гонке между технологическими гигантами в том, чтобы стать первой компанией стоимостью $1 трлн. После сообщения о поглощении цены на ее акции подскочили на 1%: инвесторы верят в трезвый ум Наделли. Под конец мая рыночная капитализация Microsoft уже на некоторое время обошла капитализацию материнской компании Google — Alphabet. Судя по текущим тенденциям, победит, очевидно, Apple, но Microsoft и Amazon сейчас держатся на одном уровне. Что ж, совсем неплохо для фирмы, которая по стандартам техноіндустрії принадлежит к эпохе динозавров.

© 2011 The Economist Newspaper Limited. All rights reserved

Перевод осуществлен с оригинала «украинской неделей», оригинал статьи опубликован на www.economist.com

Share Button