Тяжелый старт украинского ФБР

Тяжкий старт українського ФБР

Фото: укринформ

Новый правоохранительный орган под названием Государственное бюро расследований должен был заработать в Украине в прошлом году осенью. Несмотря на определенный прогресс ГБР рискует не запуститься и этого года

История со стартом едва ли не важнейшего правоохранительного органа, который задумывался как аналог американского ФБР — Госбюро расследований — до сих пор не завершена. Через проблемы с законодательством, трудностями в работе конкурсной комиссии и отдельными кандидатами избрания руководства структуры растянулось во времени на полтора года. Наконец, в ноябре 2017-го под аккомпанемент политического скандала ГБР получило председателя и двух заместителей. Ими стали соответственно Роман Труба, Ольга Варченко и Александр Буряк. Правда, фамилии двух победителей журналисты узнали за несколько дней до финального голосования, поскольку по должности шли политические торги. В результате фаворит гонки и представитель Администрации президента Алексей Горащенков, который должен был возглавить ГБР, превратился в аутсайдера. А высокое кресло получил малоизвестный широкой публике господин Труба (см. Тиждень.иа, «Голосование за главу ГБР. Почти по нотам»).

Новосозданный правоохранительный орган при условии независимости от политикума может стать довольно действенным. Согласно законодательству, к его полномочиям относятся расследование должностных, коррупционных (кроме подследственных НАБУ) и военных преступлений. Также Госбюро должен расследовать преступления, которые могли совершить президент, полномочия которого прекращены, премьер-министр и министры, члены ЦИК, генпрокурор и его заместители, судьи и работники правоохранительных органов. Запуск ГБР сначала планировали на первую половину 2017 года, затем на конец 2017‑го. Однако до июня 2018 года в структуре работали немногим более 10 человек, включая Трубу, Варченко и Свеклы. Поэтому теперь, по оптимистическим прогнозам, речь идет о сентябре 2018-го. На этом, в частности, в свое время отмечал директор ГБР Роман Труба.

«Это самый масштабный конкурсный набор, который когда-либо происходил в Украине. Его проведение является технически сложным: организовать конкурсные процедуры для тысяч кандидатов с минимальными ресурсами, которые есть в Бюро. Но для того, чтобы орган объявил о начале работы, должен работать не менее 30% работников — это требование законодательства. Именно поэтому мы проводим такой объемный конкурс, поскольку в сентябре должны начать работу», — заявил в конце мая Труба.

Собственно, в конце мая этого года стартовал отбор на должности центрального аппарата ГБР. Уже 7 июня Госбюро отчиталось о его результатах. Например, первый этап отбора прошли 76% (691 из 1107 допущенных) кандидатов в следственные отделы и 92% (471 из 647 допущенных) кандидаты на другие должности государственной службы в центральном аппарате ГБР. 13 июня должно стартовать следующий круг отбора — тест на решение практических задач. Далее на будущих работников ГБР ожидает проверка на полиграфе и собеседование. Отбором занимается Первая конкурсная комиссия, созданная самим Госбюро. Вторая же должна была начать отбор кандидатов на 455 вакансий в начале лета. Эксперты, которые отслеживают работу комиссий, отмечают: пока что не имеют особых замечаний.

Первый этап отбора до центрального аппарата ГБР прошли 76% (691 из 1107 допущенных) кандидатов в следственные отделы и 92% (471 из 647 допущенных) кандидаты на другие должности государственной службы

«Внутренние комиссии работают без проблем. Да, есть нюансы с операционными вещами, например, не у всех есть опыт такой работы, не всегда успевают с документами. Но у них хорошая динамика. Как ГБР, так и Национальная академия прокуратуры, в которой работают комиссии, пытается помогать и способствовать работе», — заявил в комментарии Владимир Петраковський, ведущий советник StateWatch, менеджер группы «Реформа органов правопорядка» Реанимационного пакета реформ.
Он уверяет, что в отличие от внешней конкурсной комиссии, которая выбирала руководство Госбюро, на внутренние комиссии не могут влиять ни политики, ни именно ГБР.

«Важно: внешняя комиссия зависима от двух политических сил — Блока Петра Порошенко и «Народного фронта» (именно эти две политсилы делегировали больше всего кандидатов к внешней комиссии. — Ред.). Если говорить о внутренние комиссии, то даже директор Труба их не контролирует. Хотя он сам их создал, сам назначил людей. Но распределение последних произошло таким образом, что он не может давать указания. Комиссии автономные. Плюс у них есть независимый контролер — Консультационная миссия ЕС. Она их консультирует, направляет своих наблюдателей. И в их работе все открыто и понятно», — добавляет Петраковський.

А насчет работы внешней комиссии, то сейчас она проводит конкурс на 27 должностей. Речь идет о руководителей различных подразделений центрального аппарата. Всего на эти вакансии отправились более 700 кандидатов. Чуть больше чем 200 до конкурса не допустили. Комиссия уже утвердила списки конкурсантов. Также известна дата первого теста — 16 июня. И в отличие от предыдущего конкурса, на котором выбирали руководство ГБР, комиссия повысила проходной балл с 65 до 75. Кроме того, 21 июня состоится тест на решение практических задач. Далее — проверка на полиграфе, с которой обещало помочь Госбюро расследований, и собеседования. По результатам последних изберут 27 кандидатов, которые возглавят подразделения центрального аппарата ГБР.

«Старт собеседований мы определили ориентировочно со 2 июля. Для их завершения потребуется примерно две недели. Мы делаем все, чтобы работать оперативно, но в то же время стараемся придерживаться качества отбора. Надеемся, что ГБР таки сможет заработать в сентябре. Но не будем загадывать», — рассказал 11 июня журналистам глава внешней конкурсной комиссии Роман Майданик.

Правда, до сих пор остается неопределенной судьба еще более 130 вакансий. А это руководство подразделений внутреннего контроля и их рядовые работники в семи территориальных управлениях по всей Украине. По действующему законодательству, их отбором должен заниматься и сама внешняя конкурсная комиссия. Но тут возникает ряд вопросов. Первое — комиссия перегружена. Второе — она до сих пор не имеет квалификационных требований для этих вакансий. Третье — способна ли она оперативно и качественно провести отбор до сентября этого года. Ведь вопрос кворума для нее до сих пор актуален. Для решения такой проблемы Верховной Раде предлагали принять законопроект, который, в частности, должен был передать упомянутые свыше 130 вакансий в внутренних комиссий ГБР. Сейчас он принят в первом чтении.
«Это было бы целесообразно, учитывая то, что комиссия и так перегружена. Плюс организационно будет трудно провести конкурс на те должности. Но это наша ответственность и нам уже надо его планировать: какие сроки, когда его проводить. Поэтому мы приглашали на заседание своей комиссии представителя ГБР Ольга Варченко. Она сказала, что в Госбюро ждут еще две недели. Если Рада не проголосует закон, то нам передадут квалификационные требования. Хотя ГБР говорило об этом еще месяц назад. Думаю, вопрос должен решиться в ближайшие две недели», — объясняет член внешней конкурсной комиссии Денис Монастырский.

«Комиссия объявила конкурс на 27 должностей, поскольку она не может проработать больше кандидатур. Хотя 130 вакансий закреплены именно за ней. Плюс эксперты, люди внутри комиссии говорят о том, что ее надо устранять от отбора. Она работает два года, люди уставшие. Есть вопросы к их работе. Плюс несколько членов этой комиссии могут занять должности в Центризбиркоме. И есть сомнения, что они будут заниматься отбором кандидатур в ГБР. До всего есть проблема с кворумом. Законопроект 5395-д, проголосованный в первом чтении, в определенной степени сужает полномочия внешней комиссии и решает часть проблем», — рассказывает Петраковський.

В то же время есть еще один нюанс, с которым нужно разобраться. В законодательстве о ГБР предусмотрено создание оперативных подразделений, но о их работников упомянуть забыли. То есть оперативники отсутствуют в перечне должностей, для которых законом определена зарплата. Поэтому конкурсы на эти места до сих пор не предназначены. Тут должен помочь уже упомянутый законопроект 5395-д, который прошел в парламенте первое чтение.

«Если зарплата оперативника не гарантирована законом, она будет средней для таких подразделений в других службах. И будет значительно отличаться от других зарплат в ГБР. Чтобы заинтересовать оперативников с опытом идти на эти должности в Госбюро, нужно включить их в перечень зарплат, предусмотренных законом. Плюс, по нынешним законодательством, оперативной работой могут заниматься только подразделения внутреннего контроля. А еще должны быть подразделения оперативного документирования, оперативно-технические и тому подобное. Казалось бы, законодатель пропустил два простые моменты, но за них до сих пор не объявлен конкурс», — объясняет Петраковський.

Кроме всего, на вакантные места подаются одиозные кандидаты, которые являются фигурантами журналистских расследований, имеют непрозрачные доходы, избежали люстрации и тому подобное. Добавляет проблем и главный военный прокурор Анатолий Матиос. В свое время он умудрился затормозить активную фазу конкурса на должность главы ГБР (см. Тиждень.иа, «Как тормозится создание ГБР»). Сейчас же он хочет создать Госбюро, которое будет заниматься расследованиями военных преступлений (после запуска Госбюро расследований военная прокуратура потеряет функции следствия). Он даже успел с отдельными нардепами взяться за проект закона о Государственном бюро военной юстиции. Однако, несмотря на то что Верховная Рада скоро уйдет на каникулы, вряд ли его успеют проголосовать.

Сейчас можно говорить о два сценария: оптимистический и пессимистический. По первому варианту парламент успевает до каникул принять изменения в законодательство и упомянутые 130+ вакансий переходят в сферу конкурсных комиссий ГБР. И многострадальное украинское ФБР таки запускается до старта предвыборной кампании. За второго — Рада не успевает или проваливает голосование. В ряды Госбюро набранные следователи, но в них нет руководителей, которые могут организовать их работу. Точное время, который нужен внешний комиссии для организации конкурса, не известен. Запуск ГБР в очередной раз откладывается, уже на 2019-й — год выборов. При таких условиях способность депутатов проголосовать за упомянутый выше законопроект 5395-д, который позволил бы ускорить и без того сложный процесс запуска Государственного бюро расследований, вызывает скепсис. Так же скептически воспринимаются и заявления о запуске Госбюро в сентябре этого года. Более реалистичным является прогноз сделать это в конце 2018-го. Однако для этого нужны политическая воля и способность Верховной Рады работать.

Share Button