Воины Десен и Черник: история моей семьи, которую я услышала от бабушки

Моя бабушка родилась в богатой крестьянской семье. И когда приходит агрессор, то каждый должен защищать свой дом.

Упівці Ясен і Черник: історія моєї родини, яку я почула від бабусі

Бороться за свободную Украину из маленького села Ордів на Львовщине ушло около двух десятков ребят, среди них и ее дяди — Николай и Иван Свистуны, пишет газета Экспресс.

Николая Свистуна историки знают как «Ясеня», майора УПА, начальника штаба УПА-Юг, а Ивана — как сотника УПА-Запад на псевдо «Черник».

«Дядю Николая я мало видела, он лишь несколько раз наведывался домой. Каждый раз — прячась, потому что за его голову обещали большую награду», — рассказывает моя бабушка София Сарчук.

«Ясень» был легендой среди бандитов и страшным сном для НКВД. В апреле 1944 года возглавил соединение УПА-Юг «Холодный Яр», куда входило 1500 — 1800 воинов. 8 декабря 1944-го в лесу возле села Обгив (теперь Сосновка) на Ровенщине его ранили бойцы спецгруппы НКВД. Чтобы не попасть в плен, дядя Николай подорвал себя гранатой. Воины не сдавались живыми.

Тогда о его гибели могли только догадываться. Ходят предания, что первую могилу Николая Свистуна разрушили энкаведисты. Повстанцы во второй раз ее насыпали и заминировали. При повторной попытке разрушить могилу сработала мина, и погибло несколько энкаведистов. Место, где похоронили дядю Николая, нам так и не удалось найти.

Все, что осталось родным «Ясеня», — два Золотые кресты Боевой Заслуги первого класса. Это — высшая военная награда Украинской Повстанческой Армии и Украинского Главного Освободительного Совета. Говорили, что тех, кто был удостоен сразу двух золотых крестов, лишь несколько. На Покрову эти высокие награды вручили нам, на щадкам, спустя более 70 лет после того, как их присвоили.

Упівці Ясен і Черник: історія моєї родини, яку я почула від бабусі

Главнокомандующий соединения УПА-Юг «Холодный Яр» Николай Свистун («Ясень»).

«А дядя Иван, самый младший в семье, в подполье присоединился вслед за дядей Николаем. Когда нашу семью вывозили в Сибирь, я убежала. Дядя Иван пришел, чтобы помочь мне скрыться, а сосед замельдував (сдал. — Авт.) его энкаведистам. Всю жизнь упрекала себе, что он погиб за меня», — говорит со слезами на глазах бабушка.

В Сибири большевики вывезли всю семью — дедушек и бабушек, маму и еще совсем маленьких детей. Кого-то в 1941-м, кого-то в 1949-ом. Везли в товарняках. Вернулись не все. А тех, кто таки добрался Родины, здесь не ждал никто, не было ни дома, ни денег. Только сломанные судьбы, родная земля и вера, что эта жертва — не напрасна.

…История УПА, которую я узнала не из учебников, — это история о том, что лозунг «Воля Украины или смерть» — не просто слова. Это ритм, в котором бились сердца моих родных ради моего будущего.

Фото из семейного архива автора