ВВП: лучше, чем кажется, хуже, чем нужно

ВВП: краще, ніж здається, гірше, ніж потрібно

Украинская экономика почти восстановила довоенные показатели, однако для серьезного скачка нужна смена приоритетов государственной политики

На фоне потока негатива относительно состояния украинской экономики, который стремительно нарастает в связи с приближением очередных выборов, ее восстановление набирает все больших оборотов. По результатам i квартала 2018-го ВВП вырос на 3,1% по сравнению с соответствующим прошлогодним периодом. И это один из лучших показателей за последние семь лет. Собственно, от 2011-го отечественная экономика быстрее росла лишь в последних кварталах 2013 (+3,3%) и 2016 (+4,6%) лет, однако исключительно благодаря высоким урожаям. Тогда как в первых полугодиях, менее зависимых от результатов жатвы, за последние семь лет лучших результатов не было.

С одной стороны, подобные темпы роста отнюдь не достаточные для такой бедной страны, как нынешняя Украина. Чтобы в сжатые сроки осуществить прорыв из третьего мира в первый и превратиться в развитое государство, нужны длительные двузначные показатели роста. Однако есть ли основания на что-то рассчитывать в условиях, когда не только у власти, но и в ее ключевых оппонентов нет ни понимания, ни даже осознание необходимости кардинального изменения приоритетов государственной политики и подчинения ее целям экономического роста. И первые, и вторые ориентируются на продолжение политики «собирательства», фокусируются на различных способах перераспределения национального «пирога» (от социал-популизма к борьбе с коррупцией), а не на его увеличении. При этих условиях на прорывные темпы роста ожидать было бы странно.

С другой стороны, опасной манипуляцией является скатывание до постоянного посыпания головы пеплом и продвижение мнения, что якобы в последние годы, конечно же через Революцию достоинства, отстранение от власти «профессиональных хозяйственников» и «разрыв традиционных экономических связей» с Россией, украинская экономика пережила «безумный обвал чуть ли не вдвое, выбраться из которого при нынешних темпах роста можно не менее, чем за полтора-два десятилетия». А затем якобы нужно вернуться назад, отказаться от болезненных реформ и движения в непредсказуемое будущее. Эта опасная манипуляция эксплуатирует устоявшиеся в значительной части населения стереотипы, нагнетает ощущение уныния и навязывает искаженные представления о путях восстановления и развития.

ВВП: краще, ніж здається, гірше, ніж потрібно

Прежде всего, это утверждение об «беспрецедентный экономический обвал» последних лет является мифом, который базируется на каскаде манипуляций, как исключительно политических (для широкой общественности), так и статистических (для специалистов).

В политических используется преимущественно сравнение объема украинского ВВП в долларах США. 2016 года по сравнению с 2013-м он действительно был меньше почти вдвое, а в 2017-м едва приблизился к 2/3 от довоенного показателя. Однако, во-первых, почти вдвое больший долларовый ВВП 2013 года включал в себя и показатели Крыма, Севастополя и ныне оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей, на которых тогда производилась большая часть их регионального продукта. А во-вторых, уменьшение долларового ВВП произошло не только в Украине, но и в других странах мира, поскольку от 2013‑го американская валюта резко подорожала как по сравнению с большинством других денежных единиц, так и в отношении преобладающего количества товаров.

Время отойти от поиска, что еще можно перераспределить, и взять курс на увеличение национального богатства и принципы его распределения, которые заставляли бы каждого участвовать в его приумножении

В результате даже в странах, где экономика стабильно росла на протяжении последних лет, прирост реального ВВП сопровождался снижением этого показателя, исчисленного в долларах. Например, реальный ВВП Польши в 2013-2016 годах вырос на 10%, однако в долларовом эквиваленте, наоборот, уменьшился на те же 10%; в Германии за тот же период рост реального ВВП на 5,6% при расчете в американской валюте сменяется его уменьшением на 7,5%. Наконец, во Франции за те же годы ВВП в долларах США снизилась более чем на 12%. И это при том, что на самом деле объем реального ВВП вырос на 3,2%. В соседних с нами постсоветских странах курсовое влияние на объем ВВП в долларах оказался еще более ощутимым и почти не отличался от украинского. К примеру, в РФ в 2013-2016 годах реальный ВВП снизился лишь на 2%, однако в американских долларах он уменьшился чуть ли не вдвое — до 57% объема 2013‑го. В Беларуси при спаде реального ВВП на 4,6% в американской валюте он уменьшился более чем в полтора раза. Поэтому, как видим, если учесть потерю Украиной части территории, то уменьшение экономических показателей за указанный период мало чем будет отличаться от российского или белорусского.

И в любом случае объем экономики в американской или любой другой валюте — это очень изменчивый показатель, который может время от времени стремительно расти или спадать и при этом не отражать объективных экономических изменений. Для этого используется расчет реального валового внутреннего продукта, который в 2017 году был лишь на 11,5% меньше, чем в довоенном 2013-м. Уже даже этот показатель свидетельствует, что «пропасть», в которую после этого года якобы попала украинская экономика, на самом деле не такая и глубокая. Для сравнения: в 2009-м в результате мирового экономического кризиса нашу экономику было отбросило на 14,8% по сравнению с предыдущим 2008 годом, и даже 2013-го после четырех лет восстановления реальный ВВП все еще был на 6,4% меньше, чем 2008-го.

На самом же деле ситуация даже лучше. Ведь если проанализировать ее в разрезе отдельных регионов, то выясняется, что уже 2016 года (по 2017-й, когда рост также продолжалось, данных еще нет) в десяти областях и столице валовой продукт был лишь на 1-5% меньше, чем 2013-го, а еще в пяти — примерно на том же уровне, что и 2013-го или значительно выше (Винницкая, Житомирская, Волынская). А общегосударственная «потеря» за это время якобы 13,7% ВВП (по сравнению с 2013‑м) вызвана преимущественно искусственным ухудшением показателей в Донецкой (-59,2%) и Луганской (-65,7%) областях. Этот полностью фиктивный спад был результатом того, что в Госстате, несмотря на официальное декларирование, что делают анализ без учета временно оккупированных ар Крым, Севастополя и части зоны АТО», на самом деле за базу сравнения и дальше брали все территории и предприятия Донецкой и Луганской областей 2013 года включительно с теми, которые не контролировались Украиной ни в 2016, ни в 2017 или 2018 годах. «Нарисованные» в результате этого безумные «обвалы» экономики Донецкой и Луганской областей в 2,5–3 раза, которых на самом деле на подконтрольных Украине территориях не было, и обеспечили основной вклад 13,7% экономического спада в 2016 году по сравнению с 2013-м.

Учитывая, что в стране нет ни одного катастрофического спада по сравнению с довоенными показателями, так же мифом является и то, что нам нужны десятилетия хотя бы для восстановления этого уровня. На подконтрольной территории объем реального ВВП в 2013 году может быть восстановлен и даже несколько превзойден уже в следующем, 2019-го. Причем при условии сохранения существующих, отнюдь не прорывных темпов роста в 2,5–3%. Так же есть все шансы на восстановление уже в следующем году и валютных объемов отечественной экономики на уровне 2013 года, если не в долларах, то по крайней мере в евро, и, конечно же, с коррекцией на временно оккупированные территории.

ВВП: краще, ніж здається, гірше, ніж потрібно

Ни отстранение от власти бывших «профессионалов», ни преимущественно мифический «разрыв традиционных экономических связей» с РФ не стоял, не стоит и не будет стоять на этом пути. Наконец, стагнация в экономике началась задолго до Революции достоинства или российской агрессии именно при предыдущей власти. Уже в 2012 году прирост ВВП составил символические 0,3%, а в 2013-м был нулевым. И в итоге и сам экономический спад 2014-2015 годов был вызван именно негативными результатами деятельности режима Януковича, которые несколько лет до его свержения сдерживались по принципу сжатой пружины. Более того, отечественная экономика даже при отсутствии политики стимулирования в последнее время демонстрирует темпы роста на уровне значительно более высоком, чем в ее постсоветских евразийских соседей.

Так, в самой России экономический рост вот уже третий год значительно уступает украинскому: в 2016 году ВВП снизился на 0,2% (при росте в Украине на 2,4%), 2017-го поднялся лишь на 1,5% (у нас на 2,5%), а в i квартале 2018-го экономика РФ вообще прибавила всего 1,1% (против украинского 3,1%). В Беларуси же, несмотря на отсутствие «разрыва традиционных экономических связей», за льготных цен на голубое топливо и нефть с РФ восстановление экономики началось не с начала 2016 года, как у нас, а лишь с 2017-го, однако уже третий год ситуация хуже, чем в Украине. Например, если в 2016 году украинский ВВП вырос на 2,4%, то белорусский уменьшился на 2,5%. В 2017-м при росте ВВП Украины на 2,5% в Беларуси прирост составил лишь 2,4%.

Наконец, отраслевая динамика ВВП за последние два года свидетельствует о том, что в наихудшем состоянии находятся наименее реформированные сферы. В частности, при росте всего ВВП за 2016-2017 годы почти на 5% основными драйверами стали строительство (+46,1%), тесно связанные с ним операции с недвижимостью (+10,2%) и информационно-телекоммуникационная сфера (+14,7%). Быстрее, чем в экономике в целом, увеличивался ВВП в торговле (+9,5%), перерабатывающей промышленности (+9%), гостинично-ресторанном бизнесе (+8%) и транспортно-почтовой деятельности (+7,5%). Зато через промедление с реформой стремительно уменьшался ВВП в здравоохранении (-3,6%), образовании (-4,7%), энергетике (-5,1%), обращении с бытовыми отходами, поставке воды и водоотведении (-21,8%).

Но проблема и задача по ее решению не в том, чтобы восстановить экономические показатели 2013-го или даже значительно выше от них 2008-го, а то и 1991 года. А значит, и не в том, чтобы заменить нынешних менеджеров вчерашними или вернуться к старым, в последнее время частично утраченных рынков морально устаревших украинских производств. Жизненно важно выйти из нисходящей спирали, когда каждый очередной экономический цикл рост-спад завершается тем, что страна, а значит ее экономика окажется в еще худшем положении. Мы находимся сейчас на крайне низком уровне, чтобы можно было ориентироваться на восстановление достигнутых в 2008 или 2013 году показателей или умеренный рост от тех уровней.
Оторваться от дна можно только благодаря кардинальным изменениям приоритетов государственной политики: отойти от паразитирования на все меньших остатках национального богатства, от постоянного поиска того, что еще можно перераспределить, и вместо этого взять курс на увеличение национального богатства и установления таких принципов его распределения, которые заставляли бы каждого брать как можно более активное участие в его приумножении.

Share Button