Зеленский назвал войну на Донбассе «замороженным конфликтом»

(Фото: прессслужба президента)

Президент Владимир Зеленский назвал войну на Донбассе “замороженным конфликтом”, во время которого “постреливают”, и заявил о намерении решить эту проблему только путем диалога, а не “пути викингов”.

 

Об этом глава государства сказал в интервью британскому изданию The Guardian, полное изложение которого 8 марта обнародовала пресс-служба офиса президента.

 

“Я до сих пор считаю, что замороженный конфликт – это сейчас. Там стреляют, ну, постреливают. К сожалению, погибают, но так везде (где есть конфликты). В Грузии, Абхазии тоже стреляют. Бывает. Просто больше времени прошло, меньше предел, меньше территория, другой рельеф. Есть другие условия. Люди все равно устают воевать. С годами, конечно, количество жертв будет уменьшаться. Но наша задача – это закончить. Поэтому я так и вижу, что год на все договоренности, а далее – реализация”, – сказал Зеленский.

 

Зеленский раскритиковал президента Франции Эммануэля Макрона, который “хочет некоторые или многие из проблем закрыть путем теплых отношений с Российской Федерацией”, но сам высказался за то, что нужно поддерживать диалог с главой РФ Владимиром Путиным для окончания войны.

 

“Нам всем нужен однозначный диалог с Россией, потому что ни одна война еще не закончилась хорошо. Есть у нас и такие политики, которые много кричат, говорят: «Завтра в бой идем. Зайдем на Донбасс. Зайдем в Крыму. Вернем нашу землю». Мы очень хотим вернуть, но сотни тысяч людей могут погибнуть. Может, миллионы. Может быть полномасштабная война. Поэтому это – путь викингов. Мы уже давно живем в совершенно другом, современном мире“, – сказал президент Украины.

 

Отвечая на вопрос, как тогда вернуть территории, он сказал: “Диалог. Нужно делать все, чтобы мы могли вернуть их без жертв или минимизируя жертвы. Для кого это все в итоге? Недра, земли? Для кого мы все это делаем? Для людей. Какой смысл, чтобы погибли миллионы людей, но мы вернули территории. Какой? Вернем, будем этому очень радоваться, а потом будем миллион людей прятать. Что первично?”

 

“Есть такая детская загадка: что было раньше – курица или яйцо? Одни у нас кричат – яйцо, а другие кричат – курица. А на самом деле вопрос не в этом. Мы не должны выбирать, каким образом нанести удар, каким образом атаковать. Это неправильно. Если на нас нападут, если будет продолжаться эскалация, конечно, мы будем отвечать. Жестко отвечать. У нас сильная армия, мы очень подросли за последние годы. Я считаю, что у нас одна из сильнейших армий в Европе. И это, кстати, все удостоверяют: европейские, американские военные эксперты. Поэтому… Но нужно попробовать без войны“, – сказал Владимир Зеленский.

 

Он признал, что договариваться с Путиным “очень сложно, очень”.

 

“И пусть там как, мы вернули [из плена] 111 человек с сентября. Я не говорю, что мы сделали прорыв. Но. Три года не было [саммита] нормандского формата. Ситуация была заморожена абсолютно. Через три года мы добились встречи – сейчас вернули 111 человек. Мы сели за стол переговоров. Знаете, говорят: «идет как по маслу»? Но здесь «масла» вообще нет. Все идет жестко, тяжело, с серьезными шероховатостями. Но оно движется вперед. Когда ты видишь, что движения вперед нет, тогда нужно выбирать другую стратегию”, – сказал Зеленский.

 

Говоря о способах убеждения Путина, в частности, в вопросе местных выборов в ОРДЛО, Владимир Зеленский отметил: “…Идем за «Минском» – это договор, который объединяет нас (“нормандскую четверку” – “Н”) за этим столом. Но давайте немного flexible (имеет в виду – “будем гибкими” – “Н”), немного. Ну не работает это. Давайте искать пути решения”.

 

“Нам надо прийти к этой философии. Она никого не ущемляет. Она просто говорит о том, что если двери заперты, попробуй найти другие двери, а не разбивай эти. Просто попробуй. Вода же точит камень, вода всегда находит трещину. Я чувствую себя, Украину – водой. Мы ищем эти «трещинки», чтобы просто вырваться из этого. Вот поэтому, когда мы говорим о выборах, моя задача – чтобы страна чувствовала себя единой государством и одним народом. Поэтому я предлагал сделать все, чтобы местные выборы были одновременно по всей Украине. Но это не значит, что я тороплюсь или еще что-то. Я хочу, чтобы все шли на выборы, понимая, что мы – одна страна. А не вот в том районе у нас выборы в октябре, в этом – в декабре, если получится. Это мое видение”, – сказал президент.

 

Отвечая на вопрос The Guardian, Зеленский заявил, что для него Путин не является надежным партнером, но власть в РФ должна измениться, и настроения в России могут меняться от информационных воздействий.

 

“Я не чувствую его (Путина) как партнера. Видимо, партнером Украина с Россией сможет быть, и я действительно хотел бы быть свидетелем этого не через 100 лет. Я хотел бы это увидеть. Потому что я уверен, что большинство россиян не хочет, чтобы была война. Понимаю, что через информационную волну, которая идет в Российской Федерации, процент людей, настроенных антиукраински, растет. Но есть поколение, которое родилось уже в 90-х годах, когда Украина и все республики Советского Союза стали независимыми странами. Эти люди вообще не понимают, что такое Советский Союз. Вот независимая страна, не имеет значения какая – Беларусь, Казахстан, Украина, Россия. Я уверен, что они не понимают, как это – напасть на другую страну. Они не понимают, почему кто-то говорит, что Украина – это часть такая-то, Крым им подарили тогда-то. Это вообще не интересует этих людей. Они не понимают политику любого лидера, который посягает на независимость и территориальную целостность другой страны. Они современные. Они хотят жить, работать, путешествовать”, – сказал Зеленский.

 

“Видит ли Кремль выход из этой ситуации? Я постараюсь достучаться до них, очень постараюсь. И я это действительно делаю. Когда это произойдет? Я хочу, чтобы завтра, но я не могу жить в иллюзорном мире. Мы живем там, где мы живем”, – добавил он.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *